Еврейские судьбы  

Нет, мамочка, твой сын Самуил тысячу раз мог погибнуть, но не погиб! Он выжил, хотя и под другим именем, которое, как талисман, носит до сегодняшнего дня вот уже 62 года.
Из письма Виктора Кацперовского матери

Виктор (Самуил) Ефимович Кацперовский родился 3 января 1923 г. в Мелитополе. В 1940 г. он окончил десятилетку и поступил в Институт механизации сельского хозяйства, где проучился неполный год: 21 августа 1941 г. был призван в армию, а в конце октября направлен на шестимесячные курсы Краснодарского артиллерийско-минометного училища. Уже по пути в Краснодар у него было две возможности погибнуть. Дважды их эшелон попадал под немецкий авианалет – на станциях Сальск и Тихорецкая. В одном случае Самуил успел выбежать из вагона, вскоре после этого загоревшегося, а в другом его спасла бетонная стена станционного туалета.
В книге, которую он потом напишет, все эпизоды, когда смерть была в шаге, а жизнь – на волоске, подробно описаны. И рефреном звучат такие фразы с тройкой восклицательных знаков в конце: «А ведь на его месте мог бы оказаться и я! Судьба!!!» Или: «И в этом случае мне удалось выжить! Судьба!!!» Что же, согласимся: судьба, случай, везение. Но одного его величества случая было бы явно недостаточно для всего того, что выпало на его долю потом.
20 мая 1942 г. окончивший курсы младший лейтенант Кацперовский был направлен командиром минометного взвода на Юго-Западный фронт, на Изюм-Барвенковское направление. Первые несколько недель на фронте прошли спокойно, но в конце июня 1942 г. части 6-й, 9-й и 56-й армий – сотни тысяч человек – попали в гигантское общее окружение, а затем и в плен. Одним из пленных стал Самуил Кацперовский. Как чистокровный и обрезанный еврей, к тому же до этого не скрывавший своей национальности среди однополчан, свои шансы на выживание он оценивал не слишком высоко. Цитирую его книгу: «Но как же не хотелось умирать! Ведь мне было всего 19 лет!» И он твердо решил побороться за свою жизнь. Проведя в плену 1041 день, он уцелел – и тем самым победил! Но вернемся к страшным моментам этой трехлетней одиссеи.
Непосредственно перед пленением Самуил успел сорвать кубики с петлиц и присыпать свои документы землей. Но имя, отчество и фамилию, не говоря уже о внешности, в землю не закопаешь. Начались лихорадочные размышления. Первая мысль: «Откуда я?» Место проживания ни в коем случае не должно находиться там, где уже немцы: наведут справки – и разоблачат. Хорошо: тогда это Ижевск, ул. Ленина, 10 – адрес дяди в эвакуации. Второе – посложнее: «Как меня зовут?» Имя должно было быть не слишком сложным и не слишком простым. Вспомнил однокурсника: Виктор Андреевич Карасев (об обрезании подумать не успел, а то бы назвался татарским именем).
Но документы немцы, видимо, нашли, потому что на перекличке выкрикнули и его подлинное имя. Самуил вздрогнул, но лежавший рядом с ним старшина Попов надавил своей рукой на его руку, и он не отозвался. Этот Миша Попов еще не раз выручал Карасева, ведь желающие разоблачить Самуила не переводились.

Павел ПОЛЯН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию