Май 27, 2016 – 19 Iyyar 5776
Как они уходят

image

Сцепившиеся под кремлевским ковром понимают: их поезд в огне  

Сталин правил 31 год. Брежнев – 18 лет. Путин – уже почти 17, считая со дня его назначения преемником Ельцина. В течение своей достаточно длинной жизни мне довелось наблюдать (в качестве рядового политизированного обывателя) смерть каждого из них. Личные впечатления дополнялись чтением мемуарной и исторической литературы. Разные люди и разные обстоятельства, но все три смерти выстраиваются в единый смысловой триптих долгого прощания с коммунистическим веком. Трагедия коммунизма, его фарс и его постмодернистский абсурд.
За сотню лет великие злодеи революции (Ленин, Троцкий, Сталин) сначала превратились в беспомощных старцев (Брежнев, Андропов, Черненко), а затем, окропившись живой водой номенклатурной приватизации, оборотились моложавыми нефтетрейдерами с хоккейными клюшками (Путин, Ротенберг, Тимченко). Эти чисто конкретные пацаны и есть подлинные наследники Октября, последняя генерация его вождей, закономерный и неизбежный итог эволюции «нового класса».
Это для них десятки миллионов жертв столетнего эксперимента унавозили почву. Им нечего больше желать. Для них наступил персональный фукуямовский конец Истории. У них нет и не может быть проекта будущего. Они уже в вечности. Как же прав был Свидригайлов, когда говорил, что вечность может оказаться деревенской закоптелой банькой с ползающими по углам разбухшими пауками! В нашем случае – ветеранами дрезденской резидентуры, кооператива «Озеро» и их «либеральной» обслугой, составляющей верноподданнические доклады о благодатном десятилетнем упадке. Схлопнувшаяся черная дыра русской истории. В ближайшие годы – а может быть, и месяцы – уже после состоявшейся политической смерти третьего аватара мы узнаем, поглотила ли эта дыра Россию навсегда или у нее все-таки остался шанс вырваться из нее отчаянным усилием. И каждый раз – в 1953-м, в 1982-м, в 2016-м – приближающуюся смерть сакрального фараона первой предчувствовала стая приближенных, жаждущих перехватить власть.
Зима 1952 г. была одним из самых драматических периодов российской, а может, и мировой истории. Впадавший в безумие вождь задумал холокост в масштабах СССР, новую беспощадную чистку номенклатуры и третью мировую войну. Но, ослабив в силу возраста хватку над спецслужбами, приблизил свою кончину. В 1982 г. интриговать против умиравшего Брежнева стал сам уже находившийся у гроба, но еще подключенный к жизнеобеспечивающей аппаратуре Андропов. Тяжелая и продолжительная политическая кончина третьего аватара началась 27 февраля 2015 г. ритуальным убийством неподалеку от Красной площади лидера оппозиции Бориса Немцова. Не потому, что это было первым его тяжким преступлением, а потому, что оно послужило сигналом к первому серьезному выступлению против него значительной части спецслужб.
Чекисты арестовали кадыровских боевиков – непосредственных исполнителей преступления – и пытались продвинуться по цепочке организаторов и заказчиков, по крайней мере вплоть до Кадырова, не потому, что пепел убиенного стучал им в сердце. А потому, что они решили воспользоваться этим убийством для атаки на путинский проект «Кадыров», которым генералы спецслужб были недовольны с самого начала, полагая, что тот лишил их «победы» в Чечне.
Проект «Кадыров» существует уже более десятилетия. Кадырова-отца силовики, скорее всего, грохнули на трибуне в День Победы 2005 г. Но почему же именно сейчас они осмелели и решились бросить Путину открытый вызов? А потому, что на вершине власти уже хорошо знают то, о чем пока не догадываются телепузики, которым рассказывают о геополитических победах встающей с колен России. Путин еще плавает в бассейне, но от него уже смердит политической смертью. И шакалы это чувствуют.
Авторитарные персоналистские режимы могут многое. Комбинируя оруэлловские и хакслианские манипуляционные технологии, они способны долго поддерживать в изолированных ареалах «политическую стабильность», переходящую в омертвление социума. Но диктатура не может пережить явного внешнеполитического поражения. Оно автоматически десакрализует первое лицо, разрушает структурообразующий миф о непогрешимости вождя. Срабатывает логика системы, родственной по духу, – уголовного сообщества: опущенный пахан уже не пахан.
Так и путинский режим мог бы продержаться еще какое-то время, каждым годом своего существования необратимо разрушая шансы на будущее России, если бы не постигшая его украинская катастрофа. Невозможно не вспомнить в этой связи проницательное замечание Андрея Амальрика, сделанное около полувека назад: «Отчего всякое внутреннее дряхление соединяется с крайней внешнеполитической амбициозностью, мне ответить трудно. Может быть, во внешних кризисах ищут выхода из внутренних противоречий. Может быть, наоборот, та легкость, с которой подавляется всякое внутреннее сопротивление, создает иллюзию всемогущества. Может быть, возникающая из внутриполитических целей потребность иметь внешнего врага создает такую инерцию, что невозможно остановиться, – тем более что каждый тоталитарный режим дряхлеет, сам этого не замечая».

Андрей ПИОНТКОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь