Сентябрь 30, 2016 – 27 Elul 5776
Яир Лапид, который знает, как надо

image

Чего можно ожидать от правительства «Еш атид»  

Ныне правящую коалицию Биньямина Нетаньяху составляют партии «Ликуд» (30 мандатов), «Кулану» (10), «Еврейский дом» (8), «Наш дом Израиль» (5), ШАС (7) и «Яадут ха-Тора» (6). Если бы парламентские выборы проводились сейчас, то эти партии увеличили бы свое совокупное представительство в Кнессете с 66 до 70 мандатов. При этом произошло бы усиление партий «Еврейский дом» (до 13 мандатов) и «Наш дом Израиль» (9) за счет «Ликуда» (27) и «Кулану» (6). Ультраортодоксальные партии ШАС и «Яадут ха-Тора», заметно сократившие свое представительство в Кнессете по результатам прошлогодних мартовских выборов, вернули бы себе часть утраченного (до 8 и 7 мандатов соответственно).
На скамьях оппозиции в настоящее время находятся 24 депутата списка партий «Авод» и «Тнуа», именующего себя «Сионистским лагерем», 13 депутатов Объединенного арабского списка, 11 депутатов списка «Еш атид» во главе с Яиром Лапидом, 5 депутатов партии МЕРЕЦ и Орли Леви-Абакасис, избранная в Кнессет от НДИ, но покинувшая эту партию. Опрос показал, что «Сионистский лагерь» находится в критическом состоянии: на досрочных выборах он получил бы всего 10 мандатов, а весь его электорат отошел бы к «Еш атид», который мог бы получить 21 мандат. МЕРЕЦ увеличил бы свое представительство в Кнессете до 6 мандатов, а Объединенный арабский список сохранил бы свои 13 мандатов.
Наиболее интересен в этом раскладе резкий рост популярности партии «Еш атид» и ее лидера Яира Лапида. Некоторые политические обозреватели прочат его по итогам следующих выборов в премьер-министры или, по меньшей мере, видят в нем вторую по значимости фигуру в будущем правительстве. Недавно Яир Лапид стал гостем наших израильский партнеров – медиаконцерна «Новости недели», согласившись ответить на любые, самые острые вопросы.
Перед беседой, к которой присоединились и коллеги из газеты «Маарив», главный редактор концерна Леонид Белоцерковский показал гостю уникальные фотографии, запечатлевшие состоявшуюся больше десяти лет назад встречу журналистов «Новостей недели» с его отцом – известным журналистом, а затем и лидером партии «Шинуй» Йосефом (Томми) Лапидом. «Так что вы продолжаете семейную традицию», – заметил Белоцерковский.
– Понятно, что оппозиция должна критиковать правительство, и со многими критическими замечаниями в его адрес мы согласны. Но нам сегодня хотелось бы услышать не только критику, но и то, что вы намереваетесь делать в случае победы на выборах. Как говорили в бывшем СССР, давайте попробуем сыграть в игру «Если бы директором был я…». Ну и, безусловно, нас интересует, как вы сами оцениваете свою деятельность на посту министра финансов, сожалеете ли о каких-то ошибках и что вам дал этот опыт, – сказал Леонид Белоцерковский, задавая формат дальнейшего разговора.
– Основной вывод, который я для себя сделал из того периода, заключается в том, что никогда не стоит входить в правительство и занимать министерский пост, если премьер-министр активно не желает, чтобы ты преуспел. Безусловно, я допускал ошибки, и не только в силу своей неопытности, но и в силу необычайно сложной ситуации, в которой оказалась экономика страны в тот момент, когда я заступил на пост главы Минфина. Напомню, что бюджетный дефицит достиг тогда рекордного пика. В Европе как раз начинался кризис, и это не могло не отразиться на Израиле. Безработица росла. Так что мне пришлось принимать трудные и непопулярные решения. Но если я о чем-то и сожалею, так это о том, что мне не удалось реализовать план по удешевлению жилья. СМИ в этом плане сделали акцент на отмену НДС при покупке новых квартир, на самом же деле это была лишь одна из предлагаемых мной, но далеко не единственная мера. Целью плана было в короткое время построить 50 тыс. квартир и таким образом ликвидировать дефицит на рынке жилья.
Далее пришло время вопросов, и так получилось, что первый вопрос задал автор этих строк.
– Господин Лапид, у нас, разумеется, есть немало вопросов по экономике, но давайте все же начнем с политики, а конкретнее – с вашей партии. Согласитесь, что «Еш атид» – единственная партия Кнессета, в которой нет даже тени демократии. Вы сами себя назначили практически пожизненным ее лидером и сами же формируете ее список. Собираетесь ли вы что-то менять внутри партии или она и дальше будет строиться на таких, скажем так, весьма странных для демократического общества принципах?
– Я по-прежнему убежден, что проведение праймериз не является показателем демократичности партии. Система праймериз позволяет занять реальные места в списке тем, кто обладает большими финансовыми, административными и другими ресурсами, и при этом зачастую оставляет за бортом действительно достойных людей, которые могли бы принести настоящую пользу обществу. Возьмите, к примеру, «Ликуд». Хаиму Кацу, за которым стоят тысячи членов профсоюза работников авиационной промышленности и который является одним из самых крупных «подрядчиков голосов», заведомо обеспечено высокое место в списке. Но так ли это хорошо и для «Ликуда», и для страны в целом? Возможно, если бы мы провели праймериз в первый год существования нашей партии, Яаков Пери оказался бы за бортом списка, а ведь, согласитесь, он прекрасно проявил себя в Кнессете. Скажу больше: Менахем Бегин стал в свое время лидером «Ликуда» без всяких праймериз, а если бы они проводились в его время, он непременно бы их проиграл. Да и Бен-Гурион занял пост лидера МАПАЙ без всяких праймериз, и нет никаких гарантий, что он бы их выиграл. Так что, как видите, я в хорошей компании: Бегин, Бен-Гурион…
– …Сталин.
– Нет, Сталин – это все-таки нечто иное. Но в целом мне кажется, что не так уж плохо, когда лидер партии формирует список и предлагает его народу, а уж народ решает, релевантен ли этот список. Жизнь показывает, что значительной части избирателей наш список нравится. В то же время я понимаю, что озвученные вами претензии есть у многих. Поэтому мы с самого начала заложили в устав партии положение, согласно которому две первые каденции в Кнессете список будет определяться ее лидером, а перед третьими выборами состоятся праймериз.
– В том числе и на пост главы партии?
– Да. Но я почти не сомневаюсь в том, кто одержит победу на этих праймериз. Думаю, вы тоже без труда можете догадаться.
– Как вы относитесь к происходящему сегодня в Кнессете? Например, к бесконечному повышению зарплат депутатов? Или к тому, что сначала депутаты потребовали, чтобы у них было по два помощника, а сейчас речь идет уже о трех – при том, что в прошлом народные избранники прекрасно обходились одним помощником и сами тоже иногда немножко работали. Вы говорили об огромном бюджетном дефиците, но, как известно, рыба тухнет с головы: вы подсчитали, во сколько сотен миллионов в год обошлись казне увеличение зарплат депутатов и создание новых ставок помощников?
– Я с вами абсолютно согласен. То, что Кнессет превращается в закрытый клуб джентльменов, любящих пожить за счет народа, возмутительно. Поэтому фракция «Еш атид» была против как введения ставки третьего помощника, так и повышения депутатских зарплат. В итоге мы стали единственной фракцией, все члены которой решили перечислять свою последнюю прибавку к зарплате какой-либо благотворительной организации. Какой именно, каждый депутат выбрал сам. Если в Кнессете следующего созыва мы получим достаточное влияние, то покончим с автоматическим повышением депутатских зарплат. Понадобится новый закон для этого – мы его проведем.
Военный обозреватель «Новостей недели» Давид Шарп задал гостю вопрос о том, как ему видится процесс урегулирования израильско-арабского конфликта, на какие уступки он готов пойти ради мира и, наоборот, от чего категорически не готов отказаться.

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь