Беседа с исполнителем главной роли в фильме «Юморист» Алексеем Аграновичем  

1 марта на экраны России вышел фильм, главную роль в котором должен был сыграть один из самых популярных ведущих «Первого канала», но не смог. И тогда автор фильма Михаил Идов (точнее, Михаил Маркович Зильберман) пригласил на эту роль своего друга – актера, не столь знакомого массовой телеаудитории и вообще вернувшегося к своей профессии по диплому после 20-летнего перерыва. И вот телезвезда осталась без серьезной роли в кино, зато в России, кажется, появилась новая звезда экрана. Герой фильма – еврей, у которого еврейское лицо, еврейская семья и еврейская профессия: юморист. А наш очередной собеседник, перед которым будет поставлен «еврейский вопрос», – исполнитель главной роли в фильме.

– Алексей, я хотел бы поздравить вас с большой актерской удачей: вы очень достоверно сыграли советского еврея застойных времен. Кстати, единственная «еврейская» неточность, замеченная в фильме мной – «профессиональным евреем», это когда подают поросенка, а приятель героя иронизирует: «Кашрут?» Не знали в начале 1980-х этого слова.
– Представьте себе, что я знал! Но в фильме, если помните, его произносит персонаж – киноактер, который ездит за границу, вращается в кругах московской интеллигенции, а там достаточно часто встречались «отказники», томившиеся в ожидании разрешения на выезд в Израиль. Я лично был знаком с такой семьей, и они были достаточно религиозны. Мой дед был совершенно нерелигиозным человеком, но его родственники справляли Песах, и я у них бывал на седере, когда читались молитвы. Так что слово «кашрут» тогда знали, но оно не было в таком широком обиходе – здесь вы правы.
– В вашем герое угадываются прототипы – недавние звезды сатирического разговорного жанра. Вы называли Аркадия Райкина, Аркадия Арканова...
– Ну, это только имя... Имя героя – Борис Аркадьев – сконструировано из этих двух. Да, есть еще детали от реальных персон. Сумка, которую носит мой герой, наверное, является «рифмой» портфеля Жванецкого. Но все же это собирательный образ, это фантазия сценариста.
– У вас, наверное, было много друзей и знакомых среди этих знаменитых в те годы юмористов?
– Не так уж много, это не круг моей жизни. Я лично был знаком только с писателем Михаилом Мишиным. Он был взрослый человек, а мне было 13 лет, я дружил с его сыном. С Михаилом мы общаемся. Он посмотрел картину – позвонил, поблагодарил. А позже я подружился с «Квартетом И», есть такой комический театр. Два человека оттуда – Леонид Барац и Ростислав Хаит – из Одессы, как и отец Ростислава Валера Хаит, замечательный юморист. Через них я познакомился с Михал Михалычем Жванецким, даже побывал когда-то у него дома.
– Ваш герой оказывается в очень драматической ситуации, где-то на грани жизни и смерти. А ведь реальные юмористы были достаточно конформные люди. Насколько я помню, среди советских юмористов и даже сатириков не было диссидентов, чей конфликт с властью доходил до слишком острых форм...

Беседовал Виктор ШАПИРО

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь