К 105-летию со дня рождения Марка Фрадкина  

Коренные витебляне, рассказывая гостям о местных достопримечательностях, частенько любят ввернуть: мол, родной город «подарил» миру двух великих Марков. Если фамилия первого – Шагал – приходит на ум сразу, то о личности второго Марка – уроженца Витебска догадываются далеко не все. И не сразу. Между тем композитор Фрадкин – а речь, разумеется, о нем – совершил в советской музыкальной индустрии настоящий прорыв. Во второй половине XX в. его песни звучали чуть ли не из каждого утюга: «Течет Волга», «Увезу тебя я в тундру», «Случайный вальс», «За того парня», «На тот большак»… А исполняли их звезды первой величины: Клавдия Шульженко, Людмила Зыкина, Эдита Пьеха и многие другие. Его музыку можно услышать и более чем в 50 кинофильмах. Ну и как не гордиться таким земляком?! Что большинство жителей городка на Двине, как понимаете, и делает. Витебские власти, надо отдать им должное, о композиторе тоже не забывают: так, пять лет назад на здании бывшего политехнического техникума (сейчас станкоинструментальный колледж), где он когда-то учился, появилась мемориальная доска. Восточная же часть белорусского областного центра может похвастаться небольшой улочкой, названной в честь народного артиста СССР. Правда, именного музея Фрадкина, как у Марка Шагала, еще никто в здешних палестинах не открыл, но, думается, все впереди. К тому же в нынешнем апреле к 105-летию Фрадкина в городской культурной программе заявлена целая череда мероприятий. В общем, помнят Марка Григорьевича люди на малой родине, уважают.

Митрофанушка? Нет, Марк!
Нашего героя, когда тот стал знаменитым, столичная журналистская братия осыпала сплошь хвалебными статьями. И талант врожденный у него, и предназначение… Меж тем, прочти Фрадкин о себе такие «оды» в подростковом возрасте, не поверил бы своим глазам. Не ругал в детстве пацана разве что ленивый. Учиться он не хотел, особого интереса ни к одному предмету не проявлял. Прямо-таки фонвизинский Митрофанушка. Есть версия, что мама Евгения Мироновна вынуждена была практически каждый год переводить сына-двоечника в новую школу, чтобы в старой его не оставили на второй год. Приходила к директорам учебных заведений с «рабочей» легендой: «Мы переезжаем, выдайте, пожалуйста, ребенку свидетельство об окончании класса…» Те с удовольствием просьбу выполняли – дескать, пускай теперь другие с этим несносным мальчишкой помучаются. Так, через пень-колоду, будущий композитор и получал образование.
Объяснение тому простое. Не было над ним, по большому счету, никакого контроля: отца – еврейского интеллигента, врача Григория Фрадкина – еще во время Гражданской войны расстреляли белогвардейцы, а мать, чтобы прокормить себя и сына, вынуждена была целыми днями работать. Времени на воспитание непутевого чада не оставалось.
Взялся за ум Марк сам. Видимо, понял, что...

Ольга СМОЛЯКОВА

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь