Январь 30, 2015 – 10 Shevat 5775
«Я сделала так мало»

image

Ирена Сендлер и ее соратники спасли 2500 еврейских детей  

Жила-была девочка. Родилась она 15 февраля 1910 г. в польской католической семье. Не вундеркинд, не лидер в играх. Но уже в детстве проявлялось ее добросердечие: накормит бездомную собаку, зимой насыпет хлебных крошек для птиц, а если при ней мальчишки обижали слабого, то вставала на его защиту. С детства родители воспитывали ее в духе доброты, стремления помогать тем, кто в этом нуждается. На всю жизнь запомнились ей слова отца: «Если ты видишь, что кто-нибудь тонет, нужно броситься в воду, даже если не умеешь плавать».
Отец, Станислав Кжижановский, был врачом, заведовал больницей. Бедных лечил бесплатно. В 1917-м в городке Тарчин, где они жили, вспыхнула эпидемия сыпного тифа. Коллеги Кжижановского по больнице всячески избегали общения с зараженными, заведующий же делал все, чтобы помочь пациентам. Но себя не уберег: заразился и вскоре умер.
В семью, лишившуюся кормильца, пришли представители еврейской общины. Помня о бескорыстности доктора Кжижановского, они предложили: община будет платить за образование девочки до ее совершеннолетия. Поблагодарив, мать Ирены от денег отказалась: евреи в Тарчине и сами жили в нищете. Однако сообщила дочери о благородном предложении еврейской общины, и в ее детскую память оно вошло навсегда...
Заботясь о будущем дочери, мать Ирены переехала с ней в Варшаву. Чтобы свести концы с концами, делала на продажу бумажные цветы, вышивала салфетки. В этом ей помогала Ирена. В 18 лет девушка поступила в Варшавский университет, где изучала польский язык и литературу.
Антисемитизм в Польше был силен. В лекционных залах для евреев были выделены задние скамьи: «гетто лавкове» – «скамеечное гетто». В знак солидарности с евреями Ирена и некоторые ее единомышленники садились именно там. А после того как националисты избили еврейскую подругу Ирены, она перечеркнула в своем студенческом билете печать, дающую право сидеть на «нееврейском» месте. За это Ирену исключили из университета.
В 1931-м она вышла замуж за Мечислава Сендлера, но брак оказался недолгим. Затем был еще один брак, в котором родились сыновья Анджей и Адам и дочь Янина.
Когда грянула Вторая мировая, Ирена Сендлер работала в отделе социальной защиты Варшавского муниципалитета. Германские оккупанты загнали евреев Варшавы в гетто. По должности Ирена получила специальный пропуск туда. Она должна была следить за санитарным состоянием – оккупанты боялись эпидемий. Но пропуск в гетто Ирена использовала не только в интересах службы: тайно носила в еврейские семьи продукты, одежду, уголь, медикаменты... В Варшаве уже работала подпольная организация помощи евреям «Жегота», и Сендлер вступила в нее, взяв псевдоним Иоланта.

Михаил НОРДШТЕЙН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию