Беседа с известным украинским экономистом Александром Пасхавером  

Александр Пасхавер – кандидат экономических наук, член-корреспондент Академии технологических наук Украины. Более 20 лет (1971–1992) работал в Институте экономики АН Украины, ведущий научный сотрудник. Занимался исследованиями в областях экономической эффективности, приватизации и демонополизации. В настоящее время – президент Центра экономического развития. Был советником президентов Украины Леонида Кучмы и Виктора Ющенко. В марте 2015 г. президент Петр Порошенко назначил Александра Пасхавера своим внештатным советником. Сегодня Александр Иосифович – гость «ЕП».

– Александр Иосифович, какая главная задача стоит перед советником президента? Удается ли вам ее реализовать?
– Отмечу сразу, что я внештатный советник. Это что-то вроде почетного консула (улыбается), и зарплату мне не платят. Сфера моих интересов – экономические реформы. Обычно внештатным советником назначают человека, чьи взгляды близки к взглядам президента. Должна существовать идейная близость, и тогда для президента такой советник может быть полезен. Я являюсь еще одним источником информации для президента, источником независимым, и могу свободно выражать свое мнение.
– Страны, сумевшие за короткий срок значительно улучшить свою экономическую ситуацию, в основном шли по пути сокращения налогов и госаппарата, валютного дерегулирования и приватизации. А в чем заключается суть экономических реформ, проводимых в Украине?
– Все то, что вы перечислили, и является сутью экономических реформ в Украине. Но мы часто ошибались, и это во многом следствие того, что проблемы, стоящие перед нашей страной, более сложные, чем те, которые пришлось преодолевать другим странам. Государства Восточной Европы, несмотря на то, что несколько десятков лет шли по пути социализма, не успели кардинально измениться, и менталитет этих народов остался европейским. Они возвратились к своим истокам. Например, современная Эстония взяла за основу законодательство, существовавшее, когда страна была буржуазной. Что касается высокоразвитых стран Восточной Азии, то там господствовал авторитарный режим и реформы проходили медленно. Но власть проводила их настойчиво, иногда насильственно меняя менталитет населения. Китай, Южная Корея, Япония, Тайвань, Сингапур принадлежат к так называемому конфуцианскому ареалу. В этих странах власть меритократическая, т. е. осуществляют ее наиболее способные и образованные люди. Ответственность перед народом входит в этику этой власти, хотя, конечно, она не идеальна. А Украину нельзя отнести ни к европейским странам, ни к странам с конфуцианской культурой. Я думаю, что если бы Россия захотела провести реформы, то сделала бы это быстрее, чем мы. Потому что наша страна не терпит авторитарной власти. Кроме того, в Украине были уничтожены интеллигенция и сельская буржуазия, владевшая крупными хозяйствами. Прервалась преемственность поколений, которую необходимо возродить. Нашей стране предстоит пройти длинный путь реформ, возможно, равный жизни двух поколений.
– И все-таки почему Украина, которая была довольно развитой республикой во времена СССР, сейчас – одна из беднейших стран Европы? А в рейтинге стран мира по уровню счастья занимает 123-е место.
– Счастье – понятие субъективное, и поэтому такой рейтинг весьма условен. Иногда люди в какой-нибудь южноамериканской стране со слабой экономикой чувствуют себя вполне счастливо. Украина, действительно, одна из беднейших стран Европы. Если не ошибаюсь, по падению ВВП на душу населения начиная с 1990 г. она опережает другие страны мира. Почему так произошло? Украина была главной частью военно-промышленного комплекса СССР. И когда Советский Союз развалился, эта продукция оказалась невостребованной. Украина не являлась государством, в составе СССР она была провинцией, которая управлялась из Москвы. Когда наша страна обрела независимость, у нее не было опыта государственного управления. Потом произошли политические кризисы, и все это отрицательно сказалось на экономическом развитии. Однако вот уже три года после революции на фоне войны наша экономика продолжает расти. И это беспрецедентный случай.
– Вы ратуете за создание в Украине класса крупных собственников, капиталистов, крупной буржуазии?
– Да. Крупная буржуазия – это основа экономики любой страны. Антиолигархическая революция совсем не означает, что у олигархов нужно отобрать все богатства. Необходимо бороться не с олигархами, а с бюрократией, которую они покупают. Если у нас будут честные чиновники и справедливый суд, то многие бизнесмены смогут стать крупными собственниками. А если они не сумеют без помощи государства управлять большими капиталами, то продадут свой бизнес, и на их место придут другие более способные люди.
– Одной из главных проблем, стоящих перед Украиной, является коррупция. Однако, как отмечают ваши западные партнеры, борьба с ней ведется неэффективно. Всего лишь один пример. Недавно арестованный главный налоговик Украины Роман Насиров был освобожден под залог в размере 100 млн гривен (более 3,7 млн долл.). Не является ли наличие у его семьи столь значительной суммы одним из доказательств коррумпированности чиновника?
– На самом деле сумма не столь большая (улыбается), прокуратура требовала залог в 3 млрд гривен. Но я ведь не следователь и не знаю, виновен ли он. Могу лишь сказать, что отношение к Насирову отрицательное и среди населения, и среди оппозиции. Сам по себе факт его задержания говорит о том, что антикоррупционные структуры работают и неприкасаемых больше не будет.
– Президент Украины Порошенко утвердил санкции против украинских банков с российским капиталом. Чем вызвано это решение и не подорвет ли оно финансовую систему Украины?

Беседовал Александр ОСТРОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь