История с капралом Элиором Азарией, застрелившим раненого террориста на блок-посту в Хевроне («ЕП», 2016, № 5), и последовавшие за ней события – в частности, сделанное на церемонии, посвященной Дню Катастрофы и героизма европейского еврейства, заместителем начальника Генштаба ЦАХАЛа Яиром Голаном заявление о том, что в современном Израиле его пугают некоторые процессы, проходившие в Германии 90, 80 и 70 лет назад, – вызвали в Израиле ожесточенную дискуссию о том, допустимо ли вмешательство армии в политику. Тогдашний министр обороны Моше Яалон моментально обозначил свою позицию, заявив офицерам ЦАХАЛа в своей речи на церемонии, посвященной 68-летию Израиля: «Не бойтесь, не испытывайте колебаний, не позволяйте себя запугать. Будьте мужественными не только на поле боя, но и в зале пресс-конференций».
В ответ на это заявление премьер отчитал министра, канцелярия главы правительства сообщила, что «никто не оспаривает и не оспаривал тот факт, что армия подчиняется политическому руководству страны, а офицеры могут свободно высказывать свое мнение в рамках релевантных форумов», а министр абсорбции и по делам Иерусалима Зеэв Элькин счел, что Яалон должен был не поддерживать высказывания Голана, а сделать ему замечание и предупредить о недопустимости повторения подобного. «Офицеры ЦАХАЛа – не воспитатели нации и не философы, поэтому, когда они выражают противоположную позицию, это может быть опасно. Пока вы носите военную форму, нельзя смешивать политику с армией», – пояснил Элькин.
Ему возразил директор Института исследования национальной безопасности и бывший глава службы военной разведки (АМАН) генерал-майор запаса Амос Ядлин: «Офицеры и командиры ЦАХАЛа обязаны прямо высказывать свое мнение и прогнозы, а руководство страны обязано поддерживать свободу мысли и свободу слова командования ЦАХАЛа».
Споры еще более подогрели прямые и косвенные атаки, которым правительство подверглось со стороны сразу четырех бывших начальников Генштаба – Эхуда Барака, Моше Яалона, Габи Ашкенази и Бени Ганца, а также покойного экс-главы «Моссада» Меира Дагана. А леволиберальная газета «Гаарец» в своей редакционной статье «додумала» за Голана и нарисовала тягостную картину израильской действительности. Дескать, общественная дискуссия становится деструктивной и переходит в насилие. В обществе распространяется национализм. Все громче звучит риторика ненависти по отношению к иностранцам, арабам. Кнессет принимает антидемократические законы с целью ослабить плюралистический баланс и контроль за властью. Нападкам подвергаются судебная система, гражданское общество, левые организации, деятели культуры, СМИ...
Чтобы дать читателям «ЕП» представление и об иных – менее самоубийственных для Израиля – публикациях, мы выбрали статьи колумниста англоязычной израильской газеты Jerusalem Post Кэролайн Глик, а также русскоязычного публициста и писателя Юрия Моор-Мурадова.

Плоды подрывной деятельности

Для администрации Обамы израильские высшие армейские чины являются фактически альтернативным правительством Израиля. Такой вывод можно сделать из опубликованной в журнале Foreign Affairs статьи Давида Маковски, члена переговорной команды госсекретаря Джона Керри, принявшей участие в его неудавшейся попытке мирных переговоров по арабо-израильскому конфликту два года назад.
Маковски написал, что разнузданное поношение сержанта Элиора Азарии за убийство раненого террориста в Хевроне «отражает все возрастающую вовлеченность Армии обороны Израиля в палестинскую проблему».
«Наблюдая дипломатический вакуум в израильской политике, – пишет он, явно выражая свою поддержку такой позиции, – Армия обороны Израиля все больше пытается утвердить себя в качестве стража демократических ценностей и стабилизирующего фактора в сфере израильско-палестинского конфликта».
Статья говорит нам о двух вещах. Во-первых, в глазах администрации во всем, что касается «израильской демократии», руководящей силой являются левые.
«Дипломатический вакуум», о котором упоминает Маковски, в конце концов, не являлся ошибкой по недосмотру. Избиратели выбрали лидеров, которые разделяют их мнение о том, что «мирный процесс» является жульничеством. Мы избрали лидеров, которые согласны с тем, что Израиль, идя на односторонние уступки террористам, участвует не в мирном процессе, а в процессе уничтожения Израиля. Если бы избиратели хотели иметь правительство, которое смотрит на это иначе, они бы проголосовали за левых. Так что «дипломатический вакуум» говорит только о том, что правительство делает то, для чего оно было избрано.
Генеральный штаб, являясь представителем левых, в течение нескольких последних месяцев взял на себя функции суррогатного правительства, предпринимая шаги, которые продвигают повестку дня левых против желания правительства и избравших его граждан. Например, Генштаб якобы «случайно» вернул тело убитого террориста его семье, несмотря на решение кабинета прекратить подобную практику.
В том же духе генералы постоянно давят на правительство с требованиями отказаться от функций контроля над безопасностью в палестинских городах и деревнях и передать всю ответственность за нее палестинской милиции, которая поддерживает терроризм. И это несмотря на то, что правительство неоднократно отвергало их требования.
Эти действия плохи сами по себе. Но если рассматривать их в контексте недавних событий, они создают впечатление, что для наших генералов вопиющие нарушения субординации по отношению к правительству Нетаньяху являются, скорее, правилом, чем исключением.
Заместитель начальника Генштаба генерал-майор Яир Голан в своем выступлении в День памяти жертв Катастрофы сравнил израильское общество с нацистским. Это была прямая атака на политику правительства в деле борьбы против ненавистников Израиля, отрицающих его право на существование, – вместо поддержки этой политики, что можно было ожидать от генерала ЦАХАЛа. И его товарищи в Генштабе, а также среди левых восхваляли его ужасающее поведение.
А теперь поговорим о покойном генерал-майоре Меире Дагане, бывшем руководителе «Моссада». На днях 2-й канал Израильского телевидения показал интервью, которое он дал незадолго до смерти.
Даган сказал ведущей программы Илане Даян, что в 2010 г. совершил акт шпионажа: не поставив в известность премьера Нетаньяху, он сообщил тогдашнему главе ЦРУ Леону Панетте, что Нетаньяху и тогдашний министр обороны Эхуд Барак готовы отдать силам безопасности приказ атаковать ядерные объекты Ирана. Панетта, у которого Даян также брала интервью, подтвердил слова Дагана.
Даган привел три оправдания своего поведения. Он заявил, что действовал исходя из национальных интересов Израиля, в то время как Нетаньяху руководствовался «политическими мотивами». Даган настаивал, что, если Израиль атакует Иран, США применят силу, чтобы защитить ядерные центры Ирана. Даган утверждал, что Нетаньяху виноват в том, что Обама решил пойти на сделку с иранским режимом, которая фактически проложила дорогу к достижению Ираном своей цели – стать ядерной державой и региональным гегемоном. Если бы Нетаньяху следовал политике Обамы, заявлял Даган, то Обама не начал бы переговоры с Ираном.
Действия Дагана и его оправдание этих действий указывают на то, что он доверял Панетте и, через него, Обаме больше, чем Нетаньяху – человеку, которого он ненавидел.
Вскоре после выхода интервью в эфир газета «Нью-Йорк Таймс» опубликовала статью, показывающую, что вера Дагана в Обаму не имела под собой оснований и что суждение Нетаньяху по своей проницательности намного превосходило мнение его главного шпиона.
Данная Давидом Сэмюэлсом краткая характеристика советника Обамы по национальной безопасности Бена Родса, «единственного наиболее влиятельного человека, кроме самого Обамы, формирующего американскую внешнюю политику», показывает, что политика Обамы по отношению к Ирану была определена задолго до его президентства и никак не связана с тем, что Нетаньяху делал или не делал. Сэмюэлс показал также, что Панетта, которому так доверял Даган, был вряд ли чем-то большим, чем марионеткой, управляемой Обамой и Родсом.
В искреннем интервью с Сэмюэлсом Панетта рассказал, что в его бытность министром обороны Обама поставил перед ним задачу убедить Нетаньяху не атаковать иранские ядерные объекты. Панетта сказал, что ему удалось убедить израильтян в этом, объяснив им, что, если ситуация станет критической, Обама прикажет войскам США нанести удар по ядерным центрам Ирана.

Юрий МООР-МУРАДОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь