Октябрь 29, 2015 – 16 Heshvan 5776
Изгнанники на своей земле

Мы уже привыкли к тому, что в годовщину изгнания еврейских поселенцев из Гуш-Катифа израильские СМИ публикуют очерки о человеческих трагедиях, которые повлекло за собой «одностороннее размежевание». Все это, безусловно, правда. И сегодня 340 выселенных семей не имеют своих домов, а материальное положение 180 из них настолько бедственно, что они вряд ли уже когда-либо обретут постоянную крышу над головой. Кроме того, у сотен семей немало экономических, социальных и психологических проблем. И все же есть несколько примеров того, как изгнанникам удалось в буквальном смысле начать жизнь заново и преуспеть. И хотя они никому не желают повторения своего опыта, он заслуживает внимания, так как позволяет лучше понять, что такое Израиль и еврейский народ.
…Поселок Ацмона был последним поселением Гуш-Катифа, снесенным с лица земли. Его жители покинули свои дома за несколько часов до сноса, не оказав армии сопротивления.
Как рассказывает бывшая жительница Ацмоны Ноа Райш, за две недели до сноса раввин поселка Реувен Натанэль собрал всех его жителей.
– Он был растерян, как и все мы. Но ему важно было не допустить, чтобы мы впали в отчаяние, – рассказывает Ноа. – Сейчас я понимаю: тем, что мы не разделили участь других поселенцев Гуш-Катифа, не сломались, мы обязаны нашему раввину. Он говорил о том, что даже если нас действительно выгонят из наших домов, мы должны держаться вместе и продолжить дело заселения Земли Израиля. Что мы не должны держать зла на государство, потому что какое бы оно ни было, это еврейское государство, и альтернативы ему нет…
Последние сутки в Ацмоне Ноа помнит едва ли не поминутно. До вечера она снимала фильм о родном поселении. Потом собирала с детьми последние вещи. А затем ей захотелось сесть у телевизора и в последний раз посмотреть фильм в своем доме. Семья Райш покинула Ацмону последней – Ноа продолжала снимать, как уезжают ее соседи и как в поселок, которому было отдано столько любви и сил, входят солдаты. Когда Ноа с мужем приехали в Ацмону, им было под 30 и у них было трое детей. Покидали они ее с 11 детьми: старший готовился к призыву в армию, младшей было 3,5 года…
После выезда из поселка жители Ацмоны последовали совету раввина: они отказались от предложенных им гостиничных номеров в разных районах страны и все вместе направились в огромный ангар в промзоне Нетивота. Спустя пару недель вокруг ангара образовался настоящий городок – с детсадом, школой, синагогой и библиотекой. Но все понимали, что скоро им придется отсюда съезжать.
Мужчины ездили по округе в поисках населенного пункта, который готов был бы принять 50 семей, однако встречали их не то чтобы враждебно, но недружественно. Тем не менее спустя полгода такое место нашлось – кибуц Шомрайя. Созданный активистами крайне левого движения «А-Шомер а-цаир», он еще в конце 1980-х стал приходить в упадок, а в начале 2000-х в нем осталось всего десять семей. Кибуцники согласились пустить к себе жителей Ацмоны, но временно, подчеркнув: как евреи евреям они им сочувствуют, но все же с поселенцами, да еще и религиозными, им не по пути. Хотя кибуц расположен на юге Хевронского нагорья, у самой разделительной стены, поселенцами его жители себя упорно не считали.

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь