Июль 27, 2018 – 15 Av 5778
Из министров в шпионы

image

Подробности о деле Гонена Сегева 

Решение суда предать гласности информацию о том, что экс-министр энергетики и инфраструктуры Гонен Сегев обвиняется в шпионаже в пользу Ирана, стало, вне сомнения, сенсацией. Как следует из официальных заявлений спецслужб, Сегев был доставлен в Израиль из Экваториальной Гвинеи, въезд в которую ему был запрещен якобы из-за криминального прошлого. Однако, судя по всему, он был экстрадирован по просьбе Израиля, разведслужбы которого уже давно следила за каждым шагом бывшего политика. Официально материалы следствия засекречены, но просочившейся информации оказалось достаточно, чтобы составить общую картину.
Гонен Сегев родился в 1954 г. в Кирьят-Моцкине. После призыва в ЦАХАЛ был принят на летные курсы, однако вскоре оттуда отчислен и переведен в боевое подразделение, в котором и завершил службу в звании капитана. Демобилизовавшись, Сегев поступает в Беэр-Шевский университет, получает диплом доктора медицины и начинает работать врачом. Одновременно он учится на факультете менеджмента в Тель-Авивском университете.
Неизвестно, как сложилась бы его дальнейшая судьба, если бы он не поселился в мошаве Тель-Адашим по соседству с бывшим начальником Генштаба Рафаэлем Эйтаном. В начале 1990-х Эйтан решил основать партию «Цомет» и подыскивал подходящих кандидатов для партийного списка. Яркие харизматичные личности ему были не нужны – он искал людей, которые будут ему благодарны за то, что он вывел их «из грязи в князи». Кандидатура скромного молодого педиатра Сегева ему полностью подходила. К тому же Гонен был лечащим врачом его внуков, и жена Эйтана настаивала на том, чтобы муж отдал ему второе место в предвыборном списке.
Успех «Цомета» на выборах 1992 г. оказался оглушительным: новая партия получила восемь мандатов. Это было время, когда Ицхак Рабин, сформировав правительство меньшинства, принимал судьбоносные для страны решения: вызвав из «почти небытия» Ясира Арафата, он начал продвигать Норвежские соглашения, итогом которых должно было стать создание палестинского государства с почти полным отступлением Израиля к границам 1967 г. Одновременно Рабин и Перес начали закулисные переговоры с Сирией о заключении мира ценой отступления Израиля с Голанских высот. Но когда пришло время утверждать Норвежские соглашения в Кнессете, стало ясно, что у левого правительства нет большинства, и тогда руководство «Аводы» вступило в закулисные переговоры с Сегевом. Результатом переговоров стало то, чего Эйтан, создавая партию, не мог, а точнее, не хотел предвидеть: Сегев решил, что пробил его звездный час, и уговорил депутатов Алекса Гольдфарба и Эстер Соломонович выйти из «Цомета» и создать свою фракцию «Йеуд». И благодаря трем депутатам от крайне правой партии Норвежские соглашения были утверждены 61 голосом против 59. В обмен на этот политический трюк Сегев получил пост министра, а Гольдфарб стал его замом. Эйтан тогда заявил, что Сегев совершил предательство, а тот, кто предал один раз, может предавать снова. Но СМИ представляли Сегева героем, «осознавшим высшую ценность мира с палестинцами для будущего Израиля».

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь