Февраль 27, 2015 – 8 Adar 5775
Из Франции проездом

image

Хотеть уехать в Израиль и решить уехать – разные вещи 

Было это в 1998 г. Мы с женой вышли из вестибюля станции метро «Большие бульвары» на парижскую улицу. Я, как обычно, щеголял в кипе и в цицит. У входа на станцию толпились чернокожие обитатели и гости столицы, распивая спиртные и прочие напитки. Мы отошли на несколько десятков метров, когда я услышал нацеленное в мою спину «Juif!» (еврей. – Ред.). Вообще-то мое знание французского сводится к «пардон», «мерси» и еще нескольким словам. «Juif» как раз входит в их число.

Мы обернулись. Меня, размахивая банкой пива, звал молодой афропарижанин. Зачем? Я не сомневался, что с целью дать мне или получить от меня по морде. Жена выдвинула более оптимистическую версию: поддатенький просто хочет угостить меня пивом. Не то чтобы она сильно верила в общечеловеческие ценности, нет – она у меня умная. Просто атмосфера вокруг нас в ту поездку была чарующей во всех смыслах. Гармонист в поезде метро, увидев на моей голове кипу, заиграл «Хава нагила». На Пляс Пигаль, куда мы забрели вечером в пятницу, толкачи из порнотеатров, пытаясь всучить нам билеты, щебетали: «Шабат шалом!» Араб, которого мы встретили, заблудившись в парижских переулках, с удовольствием показал нам дорогу. В общем, на земле мир, в человецах благоволение.
На смену полуидиллическим 1900-м пришли 2000-е с огнем и кровью, а затем наши времена, когда в мир и благоволение могут верить лишь законченные идиоты или законченные левые. Оказалось, что понятие «критическая масса» употребимо не только в отношении урана, но и в отношении мусульман, приехавших в чужую страну. Кстати, думается, мой несостоявшийся знакомый из афроевропейцев был тоже адептом «религии мира» – ведь у темнокожих европейцев, в отличие от их американских собратьев, антисемитизм в чистом виде почти не наблюдался.
На сегодняшний день исламскую агрессию против Европы видят все, кроме самой Европы, которая продолжает с завидным упорством прыгать на все те же грабли. Поэтому французские евреи, в отличие от представителей их истеблишмента, продолжающих с зажмуренными глазами петь «Марсельезу», превращаются в тех, кого в современной России называют «поравалитниками» – в смысле «пора валить».
Ну а как все это видится изнутри?
В школе, где я работаю с приехавшими по программе НААЛЕ детьми из России и Украины, этим летом появились новые гости – ребята из Франции. Часть из них уже репатриировалась вместе с родителями, а часть приехала по программе «Маса». Руководят группой раввины Шауль Сигаль и Шмуэль Габай. Питомцев своих они обожают, и те платят им взаимностью. Встреча наша состоялась в огромном зале школьной столовой. Думаю, эти дети куда лучше, чем я, смогут рассказать о том, что же происходит во Франции.
– Что происходит? – говорит юный, но уже чуть-чуть усатый Элиягу. – А то, что с наступлением темноты по улице пройти страшно.
– Да что там темнота! – встревает его приятель Давид. – Есть кварталы, где и в три часа дня из дому не выйдешь!
– Кто не может выйти? – спрашиваю я. – Любой житель или именно еврей?
– Любой житель, – отвечают оба. – Всех терроризируют. Но евреев в особенности.
– А как терроризируют?
– Орут: «Жид вонючий!» Если их много, а нас мало, избивают, грабят.
– Ты говоришь: «Если их много». А кого – их?
Я понимаю, что вопрос риторический, но все-таки надо не навязывать ожидаемый ответ, а получить его, и я получаю.
– Как кого? Мусульман! – говорит очкастый Шнеур.
Мендель и Леви, а также уже знакомые нам Элиягу и Давид соглашаются.
– А на вас самих кто-то нападал?
– Нападать не нападали, а оскорбляли не раз...
– И меня!
– И меня!

Александр КАЗАРНОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию