Ноябрь 30, 2016 – 29 Heshvan 5777
Ионатан Нетаньяху:

image

Биографическая реконструкция 

Все началось с обрывка старой газеты, найденной автором при ремонте.
4 июля 1976 г., сообщала маленькая заметка, на территорию Уганды вторглись самолеты израильских ВВС. Они высадили вооруженную группу, которая «совершила налет на аэропорт Энтеббе», где находился угнанный самолет компании «Эр Франс» с заложниками. Угонщики были убиты. «Пиратский акт израильской военщины» осудила ассамблея государств – членов Организации африканского единства.
Только вот все было не совсем так, как рассказала советская газета.
Да, в ту ночь израильский десант действительно спасал заложников в угандийском аэропорту. Захватили здание пассажирского терминала, уничтожили шестерых террористов, погрузили спасенных людей на борт – и улетели, оставив за собой пылающие самолеты угандийцев. На все ушло 99 минут.
И погиб тогда единственный израильтянин. Многие ли у нас знали тогда, как его звали? А это был подполковник Ионатан Нетаньяху, национальный герой Израиля. Необыкновенный человек.
А затем… Силою ли любопытства, волею ли случая, не владея ивритом, живя в Москве, Татьяна Грико втянулась в поиск сведений о его жизни и личности. В Интернете нашлись письма Нетаньяху, «обаянию которых, – признаётся автор, – невозможно было не поддаться»: письма к друзьям, родителям, братьям, любимым женщинам… И вместе с ними – вся израильская история 1960–1970-х гг., которую в России тоже не многие знают. Стало ясно: надо писать книгу, рассказать обо всем этом российским читателям.
Нет, книга не о военных и контртеррористических операциях, «тайны разработки и проведения которых надежно укрыты в архивах», как справедливо замечает автор. И даже не о рейде на Энтеббе. Она – прежде всего о человеке, его обстоятельствах, его ценностях и смыслах. О том, как глубоко все это укоренено в истории – вплоть до 70 г., когда был сожжен Храм и началась эпоха изгнания.
А по существу – о любви.
Татьяна Грико. Ионатан Нетаньяху: Биографическая реконструкция. – М.: ОнтоПринт, 2016. – 236 с.
ISBN 978-5-906802-59-0

Дом Ребе
Это – вторая часть важнейшей книги о начальном этапе истории движения «Хабад». Первая была посвящена биографии Старого Ребе – р. Шнеура-Залмана из Ляд. Здесь же – о жизни и деятельности его сына, Среднего Ребе, второго главы «Хабада» – р. Дов-Бера из Любавичей (1773–1827). Существует и третья – о внуке Старого Ребе, р. Менахеме-Мендле (Цемах Цедеке).
Автор книги, р. Хаим-Меир Гельман (1854–1927), 14 лет собирал уникальные документы и свидетельства о своем герое, о времени, на которое пришлась жизнь ребе Дов-Бера, о тогдашних событиях еврейской истории. Впервые труд Гельмана был опубликован в 1902 г. Собственно – чистая история смыслов и практик, без бытовых подробностей.
«Однажды р. Дов-Бер был в Полоцке и выступал там в большой ашкеназской синагоге с проповедью, посвященной толкованию слов стиха „А говорил Сион: „Оставил меня Господь, и забыл меня Господь!“. Основная идея проповеди была посвящена пояснению двукратного упоминания в стихе имени „Господь“. Там присутствовали два противника хасидизма, которые нашли этот вопрос смехотворным. Они указывали на то обстоятельство, что в первом случае фигурирует непроизносимое четырехбуквенное имя, а во втором – не оно. Когда их претензии достигли ушей нашего Ребе, он ответил, что насмешникам следует заглянуть в комментарий Тосафот на вторую страницу 17-го листа трактата Рош га-Шана, где приводятся слова Псикты, согласно которым второе имя „Господь“, фигурирующее в обсуждаемом стихе, – это непроизносимое четырехбуквенное имя».
Самое интересное для читателя здесь в том, что книга позволяет нам увидеть и историю движения, и само хасидское понимание мира изнутри, глазами хасида, в его лексике и образности. Внутреннюю жизнь, довольно закрытую, почти тайную, во всяком случае, непрозрачную для тех, кто в нее не включен. Извне такого ни за что не увидишь.
Хаим-Меир Гельман. Дом Ребе (Ребе Дов-Бер из Любавичей) / Пер. с иврита Шауля-Айзика Андрущака. – М.: Текст; Книжники, 5776-2016. – 144 с.
ISBN 978-5-9953-0448-7

«Биологическая каббала» Оскара Гольдберга в контексте эпохи
Да, о таких еврейских мыслителях мы, читатели-неспециалисты, пожалуй, еще не слыхивали. Это и не удивительно, особенно если учесть, что на русском языке труды Оскара Гольдберга (1885–1952), философа, антрополога и востоковеда-гебраиста, не издавались вообще (да и написана о нем в России до сих пор, говорит автор, была лишь «пара строчек»). Читающим по-немецки в этом смысле повезло больше: родившийся в Германии, писавший на ее языке Гольдберг издан здесь довольно подробно – новейшее издание вышло всего три года назад. Русскоязычному же читателю он известен, так сказать, опосредованно – по результатам его влияния (кстати, и на наших соотечественников: Семена Франка, Льва Шестова). Среди великого многообразия испытавших это влияние на себе (и без кого, в свою очередь, немыслим XX в.), – например, Вальтер Беньямин и Томас Манн, называвший своего наставника, между прочим, «типичным еврейским фашистом».
Неужели? Но как же при этом оказалось возможным усвоить влияние такого человека?
А ведь Гольдберга, сообщает автор первого русского исследования о нем философ Константин Бурмистров, называли еще и не так. «Мракобес» и «еврей-колдун» с «отталкивающей аурой», отзывался о нем Вальтер Беньямин. «Аутсайдер естествознания», – припечатал его писатель Альфред Дёблин. Величали его и «шарлатаном», и «прислужником Третьего рейха»… И тут же – из уст теолога Шалома Бен-Хорина – совсем другая оценка: «гениальный человек, один из самых независимых умов современного еврейства».
Как, как мыслимо все это одновременно? А главное – почему из большой и общезначимой культурной памяти Гольдберг оказался все-таки вытеснен? Ну и, наконец, что именно о нем стоит все-таки помнить и вспомнить?
Фантастичен и противоречив (а также малопонятен и малоприятен) был Гольдберг – однако не более, чем время, в которое он жил. Книга – именно об этом.
Константин Бурмистров. «Биологическая каббала» Оскара Гольдберга в контексте эпохи / Рос. акад. наук, Ин-т философии. – М.: ИФРАН, 2016. – 135 с.
ISBN 978-5-9540-0298-0

Евреи, крымчаки, караимы среди народов Крыма
Текста здесь почти нет – фотоальбом же. Только небольшие пояснительные подписи к фотографиям и предисловие – тоже всего-то на полстраницы (довольно предвзятое; идеологическую его часть о том, что «временное пребывание в составе Украины» создавало общинам необыкновенные, ныне устраненные трудности, я бы оставила без внимания). Конечно, хотелось бы большой, как можно более объективной комментирующей статьи об истории народов, жизнь которых предстает перед нами на вошедших сюда фотографиях, о современном их состоянии, проблемах, задачах, возможностях, перспективах. Ну, по крайней мере, списка литературы, в которой обо всем этом можно было бы прочитать. Взываю к издателю: при переиздании о таком дополнении к зрительному ряду стоило бы, кажется, задуматься.
Во всяком случае, замечательно, что это издали. Материал – страшно интересный. Лица, костюмы, улицы, здания. Памятники евреям и крымчакам, убитым во время Второй мировой. Пейзажи – и впрямь «напоминающие пейзажи Иудеи и Самарии». («Не удивительно, – гласит подпись к одному из таких действительно очень ближневосточных пейзажей, – что Иосиф Трумпельдор решил в 1919–1920 гг. учить здесь потенциальных еврейских переселенцев сельскому хозяйству перед отправкой на историческую родину в Землю Израиля». Крым, значит, думает читатель, – пред-Израиль, подготовка нынешнего Израиля, одно из воплощений мечты о нем.) Фотографии, спору нет, хороши – и сами по себе весьма информативны. Все они – результаты съемок, которые проводила экспедиция Фонда поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки по еврейским, караимским и крымчакским местам Крыма в рамках проекта «Народы Крыма: взаимопроникновение культур сквозь века», и – в меньшем количестве – архивные фотографии.
Будем же смотреть и всматриваться.
Евреи, крымчаки, караимы среди народов Крыма: Фотоальбом / Фонд поддержки и развития еврейской культуры, традиций, образования и науки. – М.: Издатель Воробьев А. В., 2016. – 96 с.
ISBN 978-5-93883-306-7

Социальные сети