Декабрь 25, 2015 – 13 Tevet 5776
Икона без стиля

image

Вздох облегчения по поводу того, что Ангелу Меркель на сей раз обнесли Нобелевской премией мира, оказался несколько преждевременным: пусть это и несравнимо, но американский журнал Time назначил германского канцлера «человеком года», поместив на свою обложку написанный маслом портрет Меркель. Глагол «назначил» употреблен не случайно: это был выбор не читателей журнала (у них с большим отрывом лидировал кандидат в президенты США от Демократической партии Берни Сандерс), а его редакции. Подобные назначения вовсе не означают положительную оценку деятельности избранного: ее в свое время были удостоены и Гитлер, и Сталин, и аятолла Хомейни, и Владимир Путин. Вот и на сей раз главным «конкурентом» Меркель был глава «Исламского государства» Абу Бакр аль-Багдади. Однако в Time еще раз пояснили: титул «человек года» они присуждают человеку, который в наибольшей степени смог приковать к себе внимание всего мира.
Обосновывая выбор своих коллег, главный редактор Time Нэнси Гиббс пишет: «Самый влиятельный лидер Европы – беженка (непонятно, правда, куда она бежала. – М. Г.) из того времени и того места, где у власти ее нельзя было даже представить… В отличие от других крупных западных лидеров, Меркель выросла практически в тюрьме, благодаря чему была наделена редкой способностью видеть всю притягательную силу свободы и понимать риски, на которые люди пойдут, чтобы вкусить этой свободы. Ее политический стиль заключался в его отсутствии: ни своеобразия, ни фанфар, ни харизмы – лишь обостренное чувство власти человека, пережившего многое, и свойственная ученым преданность точным данным. Даже после того, как в 2005 г. Меркель стала канцлером Германии и уже руководила четвертой по величине экономикой мира, она решительно оставалась серой и будничной – чтобы ее и дальше недооценивали. Немецкие критики и политические обозреватели называли ее этакой „меркиавелли“, когда она оказывалась хитрее, изолировала или просто „сживала“ с политической сцены любого, кто мог бы бросить ей вызов. Будучи осмотрительной, она успешно практиковала то, что Вилли Брандт когда-то назвал „политикой маленьких шагов“, или то, что мы в США называем „лидерством из-за спины“».
Ну что ж, можно назвать это «лидерством из-за спины», а можно счесть отсутствием собственной позиции и нежеланием проводить активную политику, отдавая предпочтение привычке «пересиживать» проблемы и «разруливать» конфликты. Правда, у американских журналистов весьма своеобразный взгляд на стилевые вопросы политики. Так, Гиббс далее пишет о Меркель: «А затем наступил 2015 г. Не один раз и не два, а трижды за этот год появлялись основания усомниться в том, сможет ли Европа продолжить свое существование – не в культурном или географическом смысле, а как исторический эксперимент в сфере политической мудрости…»
Далее следует перечисление «подвигов» Меркель, каждый из которых представляется как минимум сомнительным.
«Германия помогла Греции – на своих жестких условиях…» Но ни слова о том, что за несколько лет до этого на подобных «жестких условиях» уже были уничтожены сотни миллиардов евро германских налогоплательщиков, а Греция и ныне там, где была в те годы, когда ее, наплевав на всю политическую мудрость и собственные законы, приняли в валютный союз коррумпированные – не обязательно финансово – европейские лидеры.
«Из-за миграционного кризиса были подвергнуты сомнению принципы открытых границ...» И снова удобная ложь. Принципы открытых границ попрали своим бездействием руководители европейских стран (и Меркель в их числе), которые выполняли лишь удобную для них часть Шенгенского соглашения, упразднившую пограничный контроль на внутренних кордонах ЕС. Что же касается необходимости охраны границы внешней, то многих, и в том числе ФРГ, проблема эта заботила мало, и потому они постоянно отмахивались, когда еще несколько лет назад Италия или Греция предупреждали о том, что не в состоянии собственными силами справиться с нелегальными беженцами.
«И, наконец, кровавая бойня в Париже вызвала желание принять ответные меры – захлопнуть двери, возвести стены и никому не доверять… И ни разу Меркель не оставалась в стороне... Она приняла у себя беженцев – как жертв, пострадавших от зверств радикальных исламистов, а не как проводников этого исламизма...»

Как, однако, все вывернуто наизнанку! А ведь ноябрьские теракты в Париже случились уже после того (и во многом из-за того), как в Европу устремились миллионы беженцев. Вполне возможно, если бы некоторые представители европейских элит не пытались за чужой счет изживать собственные комплексы, то и подобных трагедий было бы меньше. А в том, что решение Меркель базируется именно на этих комплексах, у автора статьи в Time нет никаких сомнений: «Все последние 70 лет Германия всячески старается найти „противоядие“ от своего токсичного националистического, милитаристского и приведшего к геноциду прошлого. Меркель предложила совершенно другую шкалу ценностей – человеколюбие, великодушие, терпимость, – чтобы показать, как могущество Германии можно направить не на уничтожение, а на спасение. Нечасто встретишь лидера, находящегося в процессе избавления от давно преследующей народ страшной национальной идентичности. „Если мы начнем сейчас извиняться за то, что проявили дружелюбие в чрезвычайных ситуациях, – сказала она, – значит, это не моя страна“».
Завершается представление «человека года» вообще более чем странным утверждением: «Можно с ней соглашаться или нет, но она выбрала нелегкий путь. Испытать лидера можно только тогда, когда народ не хочет за ним идти». Удивительно, как с такими критериями редакция Time не выбрала в свое время «человеком года» Пол Пота, Башара Асада или Виктора Януковича.
Впрочем, появление Меркель на обложке журнала Time вряд ли что-то изменит во внутренней политике Германии и ЕС, где канцлер ФРГ по-прежнему является объектом жесткой критики, поскольку отказывается что-либо кардинально менять в своей политике, которую многие считают ошибочной. Причем, что интересно, корректировок требуют в первую очередь однопартийцы Меркель, в то время как большинство оппозиционеров вполне довольны тем, что она делает.
Так, член президиума ХДС и статс-секретарь в Минфине Йенс Шпан выпустил сборник «Ins Offene» («Без оглядки»), в котором политики, ученые и экономисты критически высказываются об иммиграционной политике Меркель. В книге заметна та же тенденция: чем ближе автор статьи к консервативному политическому лагерю, тем более критичны его оценки. Сам же Шпан высказывается без обиняков: «На наших глазах происходит крушение нашего государства».
Еще один член партийного президиума и управляющий делами Союза германской промышленности Маркус Кербер в очередной раз подчеркивает многомесячное бездействие властей, которых дипломаты предупреждали о грядущей лавине беженцев. Возможность взять ситуацию под контроль была упущена и привела к нынешнему хаосу, который возрастает с каждым днем. Так же, как Шпан и прочие авторы, Кербер требует срочного изменения иммиграционной политики правительства.
Однако все больше становится и тех, кто понимает, что речь идет не о политике и не о рациональных решениях, а о мировоззренческих позициях, комплексах, а то и паранойе отдельных личностей. Пока что наиболее известным членом ХДС, покинувшим партию в знак протеста против политики Меркель, является бывший евангелический пастор Штеффен Хайтман, который в 1990–2000 гг. возглавлял Министерство юстиции Саксонии. «Своими единоличными решениями и непродуманными заявлениями Вы превратили Германию в цель для беженцев», – написал он в письме, адресованном Меркель (это утверждение почти дословно повторил и германский еврокомиссар Гюнтер Эттингер). По словам Хайтмана, у канцлера отсутствует какая-либо концепция, «большая коалиция» оказалась недееспособной, а «политкорректное приукрашивание, которым занимается большинство СМИ, в первую очередь общественно-правовых, уже не в состоянии замаскировать ползучий самораспад нашей государственности». Завершается письмо, пожалуй, самыми неприятными для канцлера словами: «Еще никогда – даже в ГДР – я не ощущал себя настолько чужим в своей стране».
Еще один партиец, покинувший ряды ХДС – молодой автор выходящей в нашем издательстве газеты Jüdische Rundschau Адам Эльнахал – хотя и не столь известен, но его история (см. стр. 11) хорошо иллюстрирует то, что чувствуют сегодня многие рядовые члены партии, утратившей свое истинное предназначение и превратившейся в организацию по поддержанию власти Ангелы Меркель. Подготовка к партийному съезду, открывшемуся 14 декабря, его работа и решения свидетельствуют о том, что консервативная «поляна» на ближайшее время зачищена Меркель надежно и канцлер может продолжать разрушение собственной страны, не опасаясь открытого бунта и игнорируя снижение собственного рейтинга. А оно нешуточное: если в апреле ее поддерживали 76% немцев, то в ноябре этот показатель упал до 49%. Политику правящей коалиции и вовсе поддерживают всего 37% избирателей – минимальный показатель за последние четыре года. Более того, благодаря усилиям Меркель впервые в истории ХДС эта консервативная партия стала восприниматься избирателями (это подтвердил недавний опрос, проведенный Infratest Dimap) как политическая сила левой части политического спектра. Меркель и раньше упрекали в том, что из-за отсутствия собственных идей она охотно заимствует их у политических конкурентов. Теперь этот имидж получила и вся партия.
Подобное развитие значительно опаснее, чем может показаться на первый взгляд, поскольку ведет к чрезмерной поляризации политики и толкает консервативно настроенных граждан в объятия либо правых популистов из «Альтернативы для Германии», либо правых экстремистов из Национал-демократической партии Германии. Страшно подумать, к чему это может привести, если через некоторое время экономическая конъюнктура изменится и всей стране станет ясно то, о чем сегодня говорят лишь некоторые эксперты: последние десять лет Германия практически не проводила экономических реформ, что обязательно скажется при неизбежном наступлении очередного кризиса. То обстоятельство, что в экономическом плане ФРГ выглядит сегодня лучше многих соседей, не должно никого вводить в заблуждение: в этом нет заслуг ни одного из правительств Меркель, которые до сих пор лишь пользовались результатами непопулярных реформ, инициированных Герхардом Шрёдером. Это недавно подтвердил Институт германской экономики в отчете, приуроченном к 10-летию канцлерства Ангелы Меркель. Эксперты предупреждают, что многие предприятия страны недостаточно подготовлены к дигитальному будущему, инфраструктура Германии во многом изношена, энергетическая реформа буксует, образование и научные исследования стагнируют, социальная сфера все меньше соответствует изменяющейся демографической ситуации. Вместо того, чтобы заниматься этим, канцлер готова ежегодно тратить десятки миллиардов евро на беженцев. Причем как щедро! В прессе то и дело появляются отчеты об этом. То полиция поймает 21-летнего беженца, который умудрился зарегистрироваться и получать выплаты под 17 разными именами. То гессенские чиновники отправят беженца из приюта в Касселе в приют в Дармштадте на такси за 400 €…
Но даже если экономически страна будет какое-то время в состоянии позволить себе подобные траты, социальные последствия подобного насилия над населением сегодня трудно себе представить. Еще недавно, говоря о прошлых ошибках, приведших к неудачам в интеграции иностранцев, нередко упоминали неверное расселение, способствовавшее созданию своеобразных гетто. Нынче же о таких «мелочах» никто даже не задумывается. В отличие от еврейских иммигрантов, годами добивающихся разрешения на переезд поближе к детям, беженцы практически свободны в выборе местожительства. А они очень избирательны, поэтому более половины всех соискателей убежища в ФРГ живут лишь в 33 из 402 округов страны. Понятно, что при этом возникают национальные колонии. Да какие! Например, Гамбург и Оффенбах уже превратились в афганские анклавы, а Рейнско-Майнский регион – в пакистанский.
Между тем даже без учета миллиона прибывших в этом году беженцев предупреждения германских контрразведчиков должны были бы заставить канцлера задуматься. По оценкам Федерального ведомства по охране Конституции, в ФРГ сегодня проживают 1100 готовых к применению насилия исламистов, причем 430 из них настолько опасны, что от них в любой момент можно ожидать серьезного преступления. Беспокойство в ведомстве вызывает также рост числа салафитов: в конце сентября их насчитывалось 7900, в начале декабря – уже 8350, а число попыток вербовки ими новых сторонников в местах временного проживания беженцев с Ближнего Востока исчисляется сотнями. Педагоги – кто по секрету, а кто и в прессе – сообщают о том, что ислам все более завоевывает позиции в германских школах, что хорошо известно и вербовщикам. Причем что любопытно: глава Центрального совета мусульман в Германии Айман Мазиек заявляет в центральной прессе, что законы шариата вполне совместимы с принципами демократии, а правительство не только не возражает ему, но и готовится предоставить мусульманским общинам статус корпорации общественного права. Да и сама канцлер не устает повторять, что ислам является частью Германии, что не мешает ливрейным евреям подобострастно осыпать ее медалями и премиями. Страна же тем временем, пусть и не всегда заметно для простого ее жителя, медленно скользит по наклонной плоскости. Недавний яркий пример – решение судьи из Пассау. Рассматривая дело по обвинению некоего серба в контрабанде людей через германскую границу, этот служитель Фемиды ограничился, несмотря на доказанность деяния, условным наказанием, пояснив: «Ввиду ситуации на границе политики приостановили действие германских законов, поэтому странно было бы выносить суровое наказание. Ведь это канцлер пригласила беженцев в Германию».

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь