Февраль 26, 2016 – 17 Adar I 5776
«И жить еще надежде…»

image

Беседа с Александром Городницким, которому 20 марта исполняется 83 года  

Где-то в середине 1970-х на одном из молодежных фестивалей девушка исполнила популярную песню Александра Городницкого, в которой были слова:
Над Канадой небо сине,
Меж берез дожди косые.
Хоть похоже на Россию,
Только все же не Россия.
Девушку вызвали в райком комсомола и стали внушать, что негоже петь песню, которую сочинил эмигрант. Девушка, лично знавшая автора, удивилась и сказала, что автор песни Александр Городницкий и не думал никуда уезжать. На что комсомольские начальники ответственно заявили: «Мы знаем Городницкого, он известный ученый, и нечего на него такие вещи навешивать».
Комсомольцы были правы наполовину. Александр Городницкий, профессор и академик, на самом деле видный ученый в области геофизики. Но одновременно он и автор многих популярных авторских песен, таких, например, как «Атланты», «Перекаты», «Снег над палаткой кружится», которые вот уже не один десяток лет поют на всем постсоветском пространстве, да и не только там. Он очень интересный человек во всех отношениях: занимается наукой, пишет стихи, поет свои песни и даже снял несколько фильмов. А как захватывает его телецикл про Атлантиду! Он – член Союза писателей России. И я не припомню другого человека, который бы одновременно носил почетные звания заслуженного деятеля искусств Российской Федерации и заслуженного деятеля науки Российской Федерации. Поэтому неудивительно, что на встречи с ним всегда приходит много слушателей. После одной из таких встреч в Кёльне мне и удалось с ним поговорить.

– Александр Моисеевич, вас называют одним из создателей жанра авторской песни, его классиком. Вы с этим согласны?
– Это неправильно, потому что я не являюсь создателем этого жанра. Он существовал всегда, и трудно найти его основоположника. Вполне возможно, что первым автором такой песни, упомянутым в литературе, был царь Давид. Раньше него мы никого не знаем. Другое дело, что я принадлежу к кругу авторов первого поколения, которые начали создавать такие песни еще задолго до перестройки, в 1960-е гг. Таких было несколько человек. Скажем, Окуджава, Галич и другие.
– Как вы предпочитаете называть эти песни – авторскими или бардовскими?
– Скорее, авторскими. Потому что слово «бард» не совсем подходит – не столько потому, что это слово нерусское, а потому, что оно неточное. Исторически. Название «авторская песня» как-то прижилось больше. Хотя и это название не совсем подходящее. Что значит – авторская песня? У каждой песни есть автор. А вообще-то нет по-настоящему хорошего названия. Наиболее точное определение авторской песни, как мне кажется, дал человек с хорошей русской фамилией Альтшуллер, живущий в Калуге. Это – музыкальное тонирование русской поэтической речи.
– Говорят, что песня – это душа народа. В какой степени это относится к авторской песне?
– Я думаю, что это правильно. Это и есть душа народа, потому что такая песня подразумевает душевную интонацию, искренность и полное отсутствие фальши как при ее создании, так и при ее исполнении.
– Какие основные вехи вы могли бы отметить на своем песенном пути?
– Трудно сказать, потому что у меня есть вехи не песенной дороги, а дороги жизненной. Сначала 17 лет работы на Крайнем Севере. Потом 30 лет – в океане на различных судах. Я, к примеру, опускался в батискафе «Мир» на глубину 4000 м. Затем занятие судьбами отечественной истории, родная литература и так далее. Это есть жизнь, и песни мои напрямую связаны с ней. Я ведь ничего не придумываю, а, как те каюры-эвенки, – что вижу, то и пою.

Беседовал Григорий ПРУСЛИН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь