К 105-летию со дня рождения выдающегося ученого  

Для большинства математика ограничивается школьной программой. В действительности же это многоотраслевая наука, пронизывающая все области человеческих знаний. Гаусс утверждал: «Математика – царица всех точных наук». А Бор уточнил: «Математика больше чем наука, это ее язык». Бесценный вклад в ее развитие внесли и евреи. В СССР вопреки юдофобским преградам математику творили С. Бернштейн, Р. Добрушин, Л. Канторович, М. Неймарк, Т. Фихтенгольц и многие другие, включая героя этого очерка.

Из недоучек – к вершинам учености
Израиль Гельфанд родился 2 сентября 1913 г. в семье бухгалтера Моисея Гельфанда и его жены Перл в поселке Окны на Херсонщине. В школе он проявил математическую одаренность и позже вспоминал: «Родители не имели возможности покупать мне специальные книги. Но в 15 лет меня повезли в Одессу на операцию аппендицита, а я сказал, что не пойду в госпиталь, если не купят книжку по математике». Учебник по матанализу радикально изменил представление подростка об этой науке. В конце жизни он заявит: «Математик – не тот, кто может заниматься математикой, а тот, кто не может не заниматься ею».
Ему исполнилось 16, когда семья переехала в Ольгополь Винницкой области, где отец купил кустарную мельницу и нанял работника. Израиль учился в профшколе для лаборантов вместе с другим будущим математиком – Давидом Мильманом, сыном владельца обувного магазина. Вскоре обоих исключили из школы как детей «раскулаченных нетрудовых элементов». Юноша уехал в Москву, жил у родственников, нанимался на разные работы. В «Ленинке» запоем читал книги по математике. Подрабатывал там же вахтером, вел уроки в школах, был принят ассистентом на вечернее отделение Химико-технологического института. Посещал лекции и семинары по математике в МГУ, где обратил на себя внимание крупнейшего ученого А. Колмогорова.
Благодаря своему научному авторитету Андрей Николаевич добился зачисления 19-летнего Гельфанда, не имевшего не только высшего, но и полного среднего образования, в аспирантуру мехмата. Другой его ученик, В. Арнольд, признал, что для Колмогорова существуют лишь два математика, в разговоре с которыми он ощущает «присутствие высшего разума», и один из них – Гельфанд. Его руководителем в аспирантуре был завкафедрой теории чисел Лев Шнирельман. Аспирант Гельфанд преподавал в качестве доцента, в 22 года с блеском защитил кандидатскую диссертацию, а в 27 лет стал доктором физико-математических наук. С 1941-го по 1990-й он – профессор МГУ, по совместительству – старший научный сотрудник Математического института им. Стеклова. С 1953-го заведовал отделом в Институте прикладной математики АН СССР. С 1967 г. – главный редактор основанного им журнала «Функциональный анализ и его приложения». Был избран членкором АН и почетным членом ряда иностранных академий.

Могучий интеллект

Невозможно изложить популярно достижения Гельфанда в разных областях математики. Для него она служила неисчерпаемым источником творческого вдохновения, полем неустанного поиска...

Дм. СЕМЕНОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь