Сентябрь 1, 2017 – 10 Elul 5777
Художественный психоанализ

image

Выставка офортов Люсьена Фрейда  

«Ближе» – так называется экспозиция работ одного из самых значительных портретистов своего времени и внука основателя психоанализа Зигмунда Фрейда, развернутая в берлинском музее Martin-Gropius-Bau. Предыдущая выставка работ Люсьена Фрейда (1922–2011) в его родном Берлине состоялась в 1991 г. Она проходила в Новой национальной галерее. На сей раз в городе, из которого в 1933 г. Фрейда спешно вывезли в Великобританию родители, не дожидаясь сгущения красок жизни при нацистском режиме, выставляют 54 работы из художественной коллекции швейцарского банка UBS. В этом собрании 51 офорт, одна акварельная картина и две картины, написанные маслом, в том числе «Двойной портрет» (1988–1990).

Без идеализации образа
Как и для большинства художников нашей эпохи, слово «красота» имело особое значение для Люсьена Фрейда. Он не воспринимал его в академическом понятии, присущем XIX в. Фрейд предпочитал выходить за пределы этого критерия. Он стремился отображать не лощеную, шикарную красоту, а красоту естественности, непосредственности – ту, что окружает людей большую часть времени. И если на лицо или фигуру падала тень, то художник не избегал ее. Напротив, он лишь усиливал теневой эффект, что придавало его работам больший драматизм. Таковы, например, представленные на выставке и полные психологической глубины портреты «Мать художника» (1982), «Лорд Гудмэн в своей желтой пижаме» (1987) и «Кай» (1991–1992).
Офорты привнесли очень интересный аспект в творчество Фрейда. Он впервые обратился к этому виду графики в 1940-х. Фрейд вновь вернулся к офортам в 1982-м, когда уже зарекомендовал себя вполне состоявшимся художником. Ему нравилось ставить перед собой новые задачи и погружаться с головой в интересовавшие его темы. Бытует мнение, что офорты Фрейда были лишь графическими копиями его картин, написанных маслом, но это совершенно отдельные работы. Они выполнялись с натуры и подчас более радикальны, нежели полотна со схожим сюжетом, у них другие ракурсы и «центры внимания». Работая над офортами, Фрейд словно вгрызался в человеческую сущность своих моделей. Его интересовало в первую очередь не их социальное положение или известность, а нечто глубинное, природное.
Мэри Розелл, глава департамента художественной коллекции банка UBS, говорит: «Подчас я задумываюсь, оказали ли влияние на Люсьена Фрейда труды его деда, оказало ли влияние на его произведения вынужденное бегство его семьи из Берлина. Это уникальные ситуации с точки зрения психологического проникновения в его творчество. Фрейд дал нам возможность переосмыслить наше представление о портретисте. Он не занимался идеализацией образа, а представлял его со всеми недостатками и ошибками. Думаю, что это было результатом долгих сеансов, проведенных Фрейдом с каждой конкретной моделью, с которой он работал день за днем, неделю за неделей, а иногда и несколько месяцев. И так он доходил до самой сути человека. Фрейд редко работал с профессиональными натурщиками. В основном он писал людей, которых хорошо знал и которые входили в его ближайший круг общения: мать, дочерей, любовниц, друзей. Все это были люди, которым он доверял».

Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь