Июль 1, 2016 – 25 Sivan 5776
Хранитель эпохи

image

К 75-летию со дня смерти Алтера Кацизне  

Это смешное имя мало что скажет современному еврею. А ведь в свое время Алтер Кацизне считался едва ли не наследником Ицхака-Лейбуша Переца – одного из отцов новой литературы на идише. Впрочем, с творчеством Кацизне знакомы миллионы людей, не знающих ни слова на маме-лошн, ведь в любом альбоме, посвященном еврейству довоенной Европы, на десятках страницах мелким шрифтом разбросаны подписи Alter Kacyzne. Да, благодаря этому разностороннему человеку, среди прочего – талантливому фотографу, мы приоткрываем сегодня окно в исчезнувший мир. Мир, буквально стертый с лица земли через несколько лет после того, как он и его обитатели попали в объектив Кацизне.
Начиналось все прозаично. Происхождение не сулило Алтеру-Шолому блестящего будущего. Правда, скудное образование, полученное в хедере, сын каменщика и швеи компенсирует беспрестанным чтением и постепенно осваивает иврит, русский, польский, английский и французский языки. В 1899-м 14-летний Алтер покидает отчий дом в Вильно и уезжает в Екатеринослав к любимому дяде. Здесь юноша, начав с азов в фотомастерской дяди, становится профессиональным фотографом, здесь приобщается и к литературе. Писать Алтер начинал по-русски, два его рассказа знаменитый драматург Семен Ан-ский публикует в петербургском журнале «Еврейский мир». Такое начало пути в большую русскую литературу было характерно для многих литераторов-евреев, но Кацизне всех удивил, вскоре перейдя на идиш – под впечатлением от произведений Переца, чья слава тогда не уступала известности Шолом-Алейхема и Менделе Мойхер-Сфорима. Чтобы быть ближе к учителю, молодой человек в 1910-м даже переезжает в Варшаву – в те годы крупнейший в Европе центр еврейской жизни, город, ставший домом для более чем 300 тыс. евреев.
После смерти Переца в 1915-м Алтер Кацизне становится его неофициальным преемником, председателем еврейского ПЕН-клуба, чьи рассказы, эссе и пьесы имеют успех у читателей. Занимается он и переводами на идиш: в 1920–1921 гг. в Варшаве в переводе Кацизне выходит поэма «Двенадцать» Блока и первая пьеса Луначарского «Королевский брадобрей», написанная в тюрьме «Кресты». Одна за другой в Польше, Румынии и даже в Аргентине выходят спектакли по его пьесам «Тог ун нахт» («День и ночь»), «Дукус» («Граф», о праведном гере Потоцком) и «Ирод». Даже наиболее непримиримые критики Кацизне соглашаются, что его пьесы обогатили современный еврейский театральный репертуар.
В Отвоцке под Варшавой, где одно время живет Кацизне, собираются самые яркие идишистские писатели того времени: Перец Маркиш, Ури-Цви Гринберг и Исроел-Йегошуа Зингер – старший брат будущего нобелевского лауреата Ицхака Башевиса-Зингера.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь