Октябрь 31, 2014 – 7 Heshvan 5775
Хотите – верьте, хотите – нет

image

Байки о встречах со зрителями рассказывает блестящий актер Александр Филиппенко, который в сентябре отметил 70-летие:

– На моем любимом Солнцевском рынке мне торговцы часто кричали: «Кощей, привет!» Они были совсем мальчишками, когда смотрели сказку «Там, на неведомых дорожках...». И один мне вдруг говорит: «Кощей, ты так классно тогда сказал эту фразу последнюю!» А когда арестовывают Кощея Бессмертного, он говорит: «Ваша взяла, значит, наше время еще не пришло». Так они это помнили. А ведь картину закрывали за эту фразу. Пришлось дописывать один эпизод в конце – крупный план царя, его играл Леонид Харитонов. Снимали прямо в садике Комитета по кинематографии. Харитонова только сверху до половины нарядили в царскую одежду, и он из кустов сказал: «И не придет».

Единственный раз мне попалась роль пожилого героя-любовника. Это был такой замечательный фильм «Убегающий август», его на «Ленфильме» снимали. Главные герои – он и она. Он – убегающий август, она – цветущий май. Провели вместе лето на Волге, вернулись. Она должна была позвонить. Показывают часы и телефон. И она не звонит. Телефон молчит. И мой герой так как-то ходит, ходит. Последний кадр – он на кухне и оставляет вроде бы включенный газ… И один раз где-то после концерта вдруг ко мне подходит молодой парень. Жмет руку и говорит: «Вы мне спасли жизнь, Александр». Я спрашиваю: «Как? Что?» – «Смотрел фильм с вашим участием „Убегающий август“». Представляете, благодарит не за Кощея Бессмертного или «Мастера и Маргариту», а за «Убегающий август». Оказывается, парень этот служил в армии, и у него в отношениях с девушкой случилась катастрофа. И был вечер, когда этот человек был на грани всего. Тут он посмотрел «Убегающий август». Парень рассказывал мне: «Я сидел и думал: „Ну неужели я такой дурак, как Филиппенко? Открою газ? Нет, не буду“. Я всё поменял, и это меня спасло».

В фильме ««О возвращении забыть» я играл командира подводной лодки, прообразом которого был Маринеско. На улице просто подошел человек, спрашивает: «Это вы Маринеско играли?» А была середина 1980-х, тогда еще нельзя было упоминать эту фамилию, я стал что-то мямлить, отнекиваться. А человек этот тогда представляется: «Командир подводной лодки в отставке. Спасибо!» Это высшая похвала.

Но была и зрительская критика. Вот совсем недавно после хорошего концерта обнимают меня, цветы дарят и вдруг говорят на ушко: «Александр, в „Прекрасной няне“ больше не снимайтесь». А как я могу объяснить, что в этом сериале снимались и другие «щукинцы»: и Алексей Кирющенко, и Сергей Жигунов. Одна школа! Нам хотелось вместе попробовать себя в новом качестве. Так было и с «Бедной Настей». Это же совсем другая технология, трехкамерная система съемки. Надо было попробовать, понять, что это такое.

ПОДПИСЬ ИЛЛЮСТРАЦИИ

Написать письмо в редакцию