Разговор о гражданской позиции, еврейских ценностях и новой Украине  

Арсений Финберг – известная фигура волонтерского движения Украины, один из основателей крупнейшего в стране Центра для вынужденных переселенцев, через который прошли уже 25 тыс. человек. А по совместительству – успешный бизнесмен, владелец экскурсионной компании «Интересный Киев» и отец двух маленьких детей.
– Чем ты объясняешь тот грандиозный размах, который приобрело волонтерство в последний год? Во время «оранжевой» революции ничего похожего на эту жертвенность не было...
– Меня самого поначалу удивляло, что 70% сограждан за последний год приняли участие в волонтерском движении. Но надо понимать, что Украина в новейшей истории никогда не сталкивалась с войной. И когда к нам пришла эта беда, стало ясно, что государства еще нет, а война уже идет. И если мы сейчас не поможем нашей стране, то будет поздно…
– А как же традиционная надежда на то, что кто-то там наверху все разрулит?
– Когда стало очевидно, что «кого-то» нет, а враг есть, то опасность потерять все излечила от инфантилизма. Кроме того, у каждого из нас появился конкретный ушедший на фронт человек – брат, сват, знакомый, который может погибнуть, если ты ему сейчас не поможешь.
– Ты называешь себя «волонтером поневоле». Это не поза? Ведь началось все еще на Майдане...
– Как и большинство киевлян, я так или иначе помогал Майдану: эпизодически возил продукты, лекарства. А когда наступило 18 февраля и начали стрелять, понял, что пользы от моего стояния там мало: как вести себя, когда вокруг стреляют, я не знаю. А в логистике немного разбираюсь, поэтому кинул клич: еду покупать медикаменты, кто хочет – присоединяйтесь. На следующий день уже десяток машин курсировали по всему городу, покрывая потребности больниц и ребят, которые там лежали. Так родилось то, что журналисты назвали позднее «Эскадронами добра». В течение месяца-полутора мы доставляли медикаменты во все больницы, где лежали раненные на Майдане. Потом поток раненых прекратился, но началась война на Донбассе, и в Киев потянулись вынужденные переселенцы.
– Была в этом какая-то еврейская миссия?
– Еврейские ценности мне близки, и десятую часть своих доходов я давно отдаю на цдаку. Не всегда речь идет о помощи евреям – достаточно долгое время я помогаю детскому кардиоцентру. При этом еще год назад я и подумать не мог, что буду волонтером. У меня свой бизнес, которому я сегодня уделяю куда меньше времени, чем хотелось бы.
Что касается миссии, то речь идет, скорее, о гражданской позиции, подкрепленной еврейскими ценностями. Если хочешь, то это невозможность остаться в стороне, когда человеку рядом с тобой плохо. Как-то так сложилось, что среди людей, которые начинали этим заниматься вместе со мной и продолжают это делать, много евреев. Три четверти координаторов нашего центра – евреи.
– Значит, наверняка слышали, что не еврейское это дело – вмешиваться в чужие разборки…

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию