Ноябрь 26, 2015 – 14 Kislev 5776
Гроздья гнева

image

Где кроются истоки антиамериканизма  

То обстоятельство, что путинская Россия или режим иранских аятолл во всех бедах своих стран обвиняют «пиндосов», уже никого не удивляет: внешний враг жизненно необходим для оправдания собственной несостоятельности и диктаторской политики. Однако и в Германии, которая в значительной степени обязана Америке и своим освобождением, и своим возрождением в качестве демократического государства, позиции антиамериканизма постоянно усиливаются. Так, 10 октября в Берлине состоялась крупнейшая за последние годы демонстрация, на которой от 100 тыс. (данные полиции) до 250 тыс. человек (данные организаторов, свозивших людей со всей Германии) протестовали против заключения соглашения о свободной торговле между США, Канадой и Европейским Союзом, которое, в частности, предусматривает единые правила функционирования финансовых рынков, нормы трудового права, здравоохранения, маркировки и безопасности пищевых продуктов и многое другое. Несмотря на наличие положительного опыта функционирования подобных соглашений и прогнозируемой прибыли от реализации Трансатлантического торгового и инвестиционного партнерства (ТТИП) в размере свыше 100 млрд долл., противники соглашения – прежде всего «зеленые», «левые», профсоюзы, левые анархисты и Greenpeace, а также Объединение оркестров и Союз переводчиков – аргументируют свою позицию тем, что его заключение повлечет за собой снижение экологических стандартов и появление на европейских рынках генномодифицированной продукции.
Никому из них не кажется странным обвинять в торпедировании экологических стандартов именно американцев, которые буквально за несколько дней до этого поймали германский концерн Volkswagen на занижении показателей вредных выбросов миллионов своих автомобилей в США. Подобных примеров можно привести еще немало. Все они свидетельствуют о том, что причиной протеста является не столько содержательная сторона соглашения, сколько воинственный антиамериканизм. В чем же кроются его глубинные причины?

«Я готов прижать к груди все человечество, кроме американцев» (Сэмюел Джонсон). «Америка – единственная страна, шагнувшая от варварства к декадентству, минуя стадию цивилизации» (Оскар Уайльд). В Новом Свете все «либо вырождается, либо принимает чудовищные формы» (Корнелиус де Паув). Такого рода изречения можно во множестве найти у самых разных европейских мыслителей, которых объединяет лишь застарелая старосветская болезнь – антиамериканизм. Чем же Америка не угодила властителям дум Европы? Вопросу об истоках этой стойкой интеллектуальной фобии и ее месте в современной мировой политике посвящена вышедшая несколько лет назад книга Барри Рубина и Джудит Колп-Рубин, которая называется достаточно выразительно: «Пылая ненавистью к Америке».
Авторы разделяют историю антиамериканизма на пять этапов. Задолго до появления США на политической карте мира в просвещенных кругах Европы бытовало мнение, что Новый Свет во всех отношениях уступает Старому и что из затеи построить цивилизацию за океаном ничего путного не выйдет. Этим европейская интеллигенция объясняла себе, почему в Америке не возникло ни одной великой цивилизации (империи инков и ацтеков не в счет).

Жертвы климата

Величайший натуралист XVIII в. граф Бюффон был убежден, что виной всему американский климат. Сам он в Новом Свете не бывал, но читал об ужасных снежных бурях в Новой Англии и о дикой жаре бразильских тропиков, на основании чего французский натуралист заключил, что в Америке просто не могли сложиться условия для возникновения цивилизации. Более того, Бюффон был убежден, что в условиях Америки любая жизнь обречена на деградацию.
Он, в частности, утверждал (без каких-либо доказательств, на основании умозаключений), что животный мир Америки по всем статьям уступает фауне Старого Света. Например, что американский горный лев (пума) «меньше, слабее и трусливее африканского льва». Или что домашних животных (лошадей, собак, коз), пересекающих Атлантику, ждет неминуемое вырождение. Естественно, такая же судьба, по мысли Бюффона, подстерегала и людей. Американский индеец, писал он, «уступает европейцу по плодовитости… он лишен волосяного покрова… не проявляет должного пыла по отношению к своей паре». Подводя итог, знаменитый ученый выносит суровый приговор американцам: «Их сердце – камень, их общество – мертво, их империя – царство жестокости».
Бюффон был отнюдь не исключением в подобных диких воззрениях на Новый Свет. Его мнение разделял и с присущей ему хлесткостью клеймил Америку и ее обитателей другой выдающий французский мыслитель – Вольтер. Великий немецкий философ Иммануил Кант был убежден, что американцы «слишком слабосильны, чтобы выполнять тяжелую работу».
Венгерский поэт Николас Ленау обвинял Америку в бездуховности, признак которой он усмотрел в том, что в Новом Свете не водятся соловьи и другие знакомые европейцам певчие птицы. Ленау выразил свои чувства со свойственной поэтам эмоциональностью: «Американцы – низменные лавочники, их душа смердит до небес. Все проявления духовной жизни им совершенно чужды… Тысячу раз прав соловей, что не желает селиться среди этих скотов». Справедливости ради следует отметить, что восприятие экзальтированного венгра было окрашено горьким личным опытом, ибо, в отличие от многих европейских недругов Америки, Ленау хотя бы совершил поездку по США в 1830-х гг. Будучи в Новом Свете, он тяжело болел, ввязался в рискованные земельные спекуляции и понес большие убытки. Словом, перенес немалые физические и финансовые страдания, которые, как видно, его порядком озлобили.
Пренебрежительное отношение к Америке было настолько распространено среди мыслящих европейцев, что лидеры американского общественного мнения посчитали необходимым выступить на защиту своего континента. Бенджамин Франклин написал брошюру «Наблюдения по вопросу о приросте человечества», в которой доказывал, что американцы отнюдь не отличаются особой болезненностью, наоборот – население Нового Света в высшей степени плодовито и растет быстрее, чем в Англии.
А Томас Джефферсон в своих знаменитых «Записках о штате Виргиния» горячо отстаивал тезис о жизнеспособности и даже превосходстве американской фауны, указывая, например, что американский медведь вдвое крупнее старосветского или что африканский и индийский слоны – сущие карлики рядом с ископаемым американским слоном.

Второсортное сырье

Вторая фаза антиамериканизма совпала с началом революционной поры. Теперь в европейских салонах возобладало мнение, что первопричиной американской неполноценности является уже не климат, а низкое качество человеческого материала. В конце концов, даже во времена Джефферсона население заокеанских колоний британской короны за редким исключением состояло из потомков ссыльных преступников, изгоев, религиозных фанатиков и просто неудачников – одним словом, европейского отребья.
Хуже того, в глазах европейского общества американцы превратились в бунтовщиков, которые поставили на пьедестал простолюдина и бросили вызов монархии – единственной устойчивой форме государственного устройства. Можно ли ожидать, что из такой черни выйдет что-либо путное? Демократический эксперимент по ту сторону Атлантики обречен на неизбежный провал, высокомерно утверждали завсегдатаи модных европейских салонов.
Европейские хулители Америки были в большинстве своем представителями привилегированного класса, убежденными в том, что классовая иерархия – естественный порядок вещей в любом обществе и что высшее предназначение нации состоит в том, чтобы обогатить мировую культуру. Чего можно ожидать от нечистоплотного, неотесанного, драчливого народа с буйными, недисциплинированными детьми и дурно воспитанными женщинами, не знающими своего места? Американцы слишком материалистичны, чтобы когда-либо создать истинную культуру. Любому ясно, что естественным и неизбежным следствие демократических порядков будет вырождение. Таково было всеобщее мнение.
С тем, что массовость культуры приводит к падению ее общего уровня, спорить не приходится. Демократия действительно не в состоянии породить рафинированную культуру, аристократичную по самой своей природе. Замечательный французский мыслитель Алексис де Токвиль, совершивший путешествие по США в 1830-х г. и изложивший свои впечатления о молодой стране в книге «Демократия в Америке» (по всеобщему признанию, лучшее, что когда-либо было написано о США), при своем в целом восторженном отношении к Америке предупреждал, что неизбежным следствием ее демократических нравов будет понижение общего культурного уровня.
Однако этот недостаток с лихвой восполняется тем, что демократия раскрепощает инициативу, высвобождает огромную подспудную энергию низших сословий, не имеющих возможности реализовать свой потенциал в иерархическом, лишенном социальной динамики старосветском обществе. Не понимали пресыщенные европейцы и того, что в потоке «швали», рвущейся в Америку, за океан уезжают самые энергичные и предприимчивые элементы, которым тесно и душно в старушке Европе. (Уместно в этой связи вспомнить слова турецкого султана, который в 1492 г., узнав, что из Испании выгоняют евреев, тут же пригласил беженцев свободно селиться в пределах Оттоманской империи, а об испанском короле Фердинанде, по преданию, презрительно сказал: «Как можно избавляться от своих самых продуктивных и предприимчивых подданных?! Он разорил свою страну, а мою – обогатил. А еще слывет умным человеком».)

Виктор ВОЛЬСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь