Февраль 2, 2018 – 17 Shevat 5778
Государство в государстве

image

Ислам намерен покорить Европу изнутри 

В прошлом номере «ЕП» сообщала о представленных американской исследовательской группой Pew Research трех сценариях развития мусульманской популяции в Европе. Уже тогда мы отмечали своеобразную реакцию германских политиков и СМИ на эти прогнозы, которые у мыслящего человека не могут не вызвать беспокойства. У журналистов германских общественно-правовых СМИ, однако, никаких тревог не возникает, в чем им странным образом помогают и сотрудники Pew Research. Так, один из них, Конрад Хэккетт, в беседе с корреспондентом Deutschlandradio Kultur Кристианом Флорином сперва усердно подчеркивает политический нейтралитет своей организации, а затем упорно старается успокоить общество, опасающееся исламизации: «Мне неизвестны исследования о том, что существует конкретный удельный вес того или иного меньшинства, при достижении которого меняется характер общества. Но звучат провокационные утверждения о том, что однажды во Франции или Германии возникнет мусульманское большинство. Я не знаю, на каком основании некоторые люди делают подобные заявления… Даже при реализации нашего третьего сценария с высоким уровнем иммиграции ни в одной из европейских стран доля мусульман не превысит трети общей численности населения. Весьма маловероятно, что в ближайшее время в какой-либо европейской стране возникнет мусульманское большинство».
Простим демографу в общем-то непростительное для специалиста справедливое по форме, но ложное по сути утверждение. Многочисленные примеры свидетельствуют о том, что пассионарной и активной мусульманской общине вовсе не требуется абсолютное численное превосходство для доминирования над вялой и зомбированной теорией собственной вины и «общечеловеческих ценностей» европейской популяцией. Вот и нынче многочисленные «правозащитники» и левые политики поспешили на помощь мусульманским функционерам, чтобы поставить под сомнение не только выводы исследования Pew Research, но и его фактологическую базу. Мол, эти прогнозы базируются не на официальной статистике, а на оценках и экстремальных допущениях. Да и вообще, религия, по утверждению этих господ, – дело частное, государство в него вмешиваться не должно (хотя им и не мешает, когда это вмешательство идет в определенном направлении, см. стр. 2–3). Особенно стараются «зеленые». Партийные ветераны Ренате Кюнаст и Фолькер Бек требуют полностью уравнять ислам с христианством и иудаизмом, а премьер-министр Баден-Вюртемберга Винфрид Кречман называет опасения возможной исламизации германского общества необоснованными, поскольку «как могут мусульмане, находящиеся в меньшинстве, нас исламизировать?» Да и вообще, по мнению премьера, мусульмане в Германии рады тому, что живут в демократическом обществе (как будто не существует репрезентативных опросов, свидетельствующих о том, что для большинства приверженцев ислама законы шариата важнее норм Конституции).
Что же касается «экстремальных допущений», на которых якобы строятся прогнозы Pew Research, то сотрудник «мозгового центра» Gatestown Institute Сёрен Керн приводит множество примеров того, что американские исследователи в действительности исходят из значительно заниженных оценок нынешнего мусульманского присутствия в Европе. По его данным, оно как минимум на 5 млн человек выше, так что в будущем мусульманское население Европы увеличится гораздо значительнее, чем указано в докладе.

Могучий вал исламизации катится по Европе, практически не встречая сопротивления. Статистика с каждым днем становится все мрачнее и безнадежнее. Демографический коллапс – уже не прогноз, а реальность. В среднем по Европе рождаемость не превышает 1,4 ребенка на семью, в то время как уровень простого воспроизводства составляет 2,1. Зато в средней семье иммигрантов-мусульман показатель рождаемости чуть ли не в три раза выше – 3,6.
Из общего числа новорожденных в Западной Европе 16–20% появляются на свет в мусульманских семьях. В Брюсселе самым распространенным именем новорожденных мальчиков стало имя Мухаммед. В ФРГ, по сообщениям СМИ, рождаемость упала до рекордно низкой величины – ниже даже уровня последнего года Второй мировой войны. Личный состав французских вооруженных сил ныне на 15% состоит из мусульман, швейцарских – на 20%.
Во Франции, где мусульманская диаспора наиболее многочисленна, иммигранты из стран Африки уже составляют по разным подсчетам от 10 до 15% населения страны. Экстраполируя нынешние демографические тенденции, легко подсчитать, что к 2030 г. их численность дорастет до 25%. Учитывая разобщенность коренного населения, голосующие монолитным блоком мусульмане смогут фактически полностью подчинить своему контролю политический процесс как в законодательной, так и в исполнительной ветвях власти.
На весь свет грозным предупреждением прозвучали слова знаменитого арабиста Бернарда Льюиса, который предсказал, что к концу нынешнего века Европа будет поглощена мусульманским миром. Такой исход мало у кого вызывает сомнения; вопрос лишь в том, как это произойдет. Пессимисты обсуждают три основных варианта преображения колыбели западной цивилизации в Еврабию.
Один механизм – постепенная колонизация Европы, неуклонный рост политического и культурного влияния мусульманской диаспоры, которая при активной помощи европейцев-коллаборационистов постепенно захватит все командные высоты в политической, культурной и экономической сферах. Причем этот процесс будет ускоряться по мере усиления мусульманской общины благодаря притоку оппортунистов из числа коренного населения, которые будут стремиться пока не поздно примкнуть к победителям, чтобы принять участие в дележе добычи. Уже сейчас ежегодно свыше 50 тыс. французов переходят в мусульманство.
Выморочная Европа, лишенная жизненной энергии и воли к свободе, без сопротивления покорится пришельцам из третьего мира и станет непрошенной гостьей в собственном доме. Именно такой исход был предсказан в 1975 г. французским писателем Жаном Распаем в антиутопии «Лагерь святых».
Другой путь – прямое завоевание. Опираясь на свое численное превосходство и энергию фанатичной веры, мусульмане покоряют европейские страны, жестоко подавляют все попытки сопротивления, обращают часть коренного населения в свою веру, а остальных низводят до положения «зимми» – полурабов, которые обречены на абсолютно бесправное существования и живут только по милости мусульманских господ, униженно уплачивая им дань.
Наконец, третья возможность – гражданская война. Перед лицом окончательной гибели своей цивилизации наиболее жизнеспособная часть европейского населения, мобилизовавшись вокруг правых партий, поднимается на борьбу за выживание. Ей противостоит армия молодых мусульман, родившихся в диаспоре, но вооруженных, обученных и идеологически обработанных засланными из-за границы знаменосцами исламской экспансии – радикальными имамами. Европа откатывается на четыре столетия назад, в эпоху опустошительных религиозных войн (когда в Германии на протяжении Тридцатилетней войны было выбито две трети населения).
Все три сценария дают обильную пищу для фантазии, но реальную степень их осуществимости оценить трудно – хотя бы потому, что все они построены на весьма ненадежных прогнозах демографических тенденций, носящих циклический характер и потому трудно предсказуемых. К тому же мир ислама тоже не защищен от действия факторов, определяющих демографическую картину. Судя по ряду признаков, рождаемость среди мусульман, попадающих в Европу, стремительно падает. Так что здесь избыток «пушечного мяса» для подпитки исламской экспансии сохранится еще не более двух-трех поколений, и исламистам для возрождения халифата потребуется новая иммиграционная подпитка.
Следует учитывать и то, что мусульманская диаспора в Европе – отнюдь не монолит. В то время как большинство французских мусульман – арабы, берберы и африканцы из бывших колоний Франции, в Англии мусульмане – в основном выходцы из Пакистана и Бангладеш, а в Германии – турки и курды, которые ненавидят исторического врага – арабов (правда, после 2015 г. с притоком огромного числа «беженцев» с Ближнего Востока и из Северной Африки эта картина начала меняться. – Ред.). Сколотить единый фронт из этих разрозненных сил будет нелегко.
Но это не значит, что у исламистов нет шансов на упрочение своих позиций в Европе, не дожидаясь, пока она сама, как перезревший плод, упадет им в руки. Вполне можно представить себе мусульманскую экспансию иного характера, не сопряженную с войной и не опирающуюся на пассивное ожидание исхода демографических процессов.

Виктор ВОЛЬСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь