Сентябрь 30, 2016 – 27 Elul 5776
Голос из хора

image

Филипп Пятов в поисках идентичности  

В 2013 г. Филиппа Пятова нашел литературный агент и спросил: не хотел бы он написать книжку о России. В Германии так много людей, проживших большую часть жизни в России и знающих эту страну куда лучше, чем 22-летний молодой человек, в годовалом возрасте привезенный русско-еврейскими родителями в ФРГ. Но, может быть, именно в этом был замысел: Россия глазами такого человека.
Филипп согласился и отправился в путешествие по России, растянувшееся по всей Евразии – от Балтики до Тихого океана, аж на 11 часовых поясов. Сам текст писался в Берлине – городе, который в 1945-м освобождал дед Филиппа (да и бабушка была не промах – босоногая партизанка!), городе, ставшем для Пятова родным и любимым. В берлинских кафе – в «Anita Wronski» в Пренцлауэр-Берге или в «Zazza» в Кройцберге – писалось о России.
И вот в 2014 г. в берлинском издательстве dtv 200-страничная книга вышла в свет под весьма трудно переводимым названием: «Russlandmeschugge» – что-то вроде «Чокнутая Россия». Русским патриотам можно не набычиваться: на Россию автор смотрит заинтересованно – глазами и любящими, и плачущими одновременно.
Это книга о потерянной и обретенной Филиппом Пятовым множественной своей идентичности: немец, русский, еврей – или, суммарно, «русский» еврей в Германии. Интересно, как она вобрала в себя все эти три грани уже на обложке: немецкую – язык, русскую – предмет и еврейскую – идишское словечко в заглавии.
Но книга в целом еще и попытка прояснить для себя одну из граней своей идентичности, притом наименее себе знакомую и понятную, – русскую. Написана она легко, по-взрослому и, самое главное, внутренне самостоятельно. С интенцией попытаться понять состояние разных людей – будь то люди близкие (как родители или бабушка с дедушкой), далекие или ты сам, собственной – загадочной – персоной. Забавно, но в еврейской или в российской среде всегда вылезали немецкие черты, а в немецкой – русские или еврейские.

Сын и внук
Но расскажем о биографии молодого писателя. Филипп родился в Ленинграде в 1991 г. Он ровесник той эмиграции, которая занесла его, чуть ли не годовалого, в Германию, в курортный Бад-Кроцинген, что под Фрайбургом. В 1992 г. – на самом гребне постперестроечной еврейской волны – сюда приехали его родители, а двумя неделями позже – и бабушка с дедушкой.
Родители – Михаил и Валерия, ленинградские инженер и учительница игры на скрипке – за «социал» не цеплялись, брались за любую работу, имея в виду со временем найти себе дело и на шварцвальдской чужбине. Очень им недоставало хорошего немецкого: не умея толком объясниться, они терялись, вели себя зажато и неловко, и частенько брать на себя роль если не посредника, то переводчика приходилось сыну. Отец со временем дорос до менеджера в крепкой немецкой фирме, а мама осталась при прежней профессии.
Филипп рос и учился в курортно-провинциальной немецкой среде, ментально скорее даже сельской, чем городской (речь, разумеется, не идет о бабах с ведрами у колонок или об удобствах на улице). Был он, наверное, первым евреем-гимназистом в Бад-Кроцингене. Антисемитизмом там и не пахло. Одноклассники – дети врачей и медсестер – рассказывали свои истории, и история Филиппа, – а он ее не скрывал, – резко выделялась.

Павел ПОЛЯН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь