Октябрь 28, 2016 – 26 Tishri 5777
Гностицизм: разные точки зрения

image

Религиозный феномен или вневременной настрой человеческого духа?  

Начиная разговор о таком сложном и интересном явлении духовной жизни человечества, каким является гностицизм, имеющий отношение в том числе и к иудаизму, сразу же отметим разнородность и противоречивость мнений об этом феномене религиозного бытия. Казалось бы, определение этого термина можно найти в любом словаре. Гностицизм (от греческого «гнозис» – знание) – религиозно-философское учение поздней античности, представляющее собой смесь христианских религиозных догматов с греческой идеалистической философией и восточными религиями.
Но есть и другая точка зрения. Это не просто религиозный феномен, а, скорее, вечное умонастроение, вневременной настрой человеческого духа. И то и другое воззрение имеет право на существование. С одной стороны, гностицизмом в узком смысле слова можно считать учение Василида, Валентина и других религиозных философов первых веков нашей эры. С другой – чистым гностцизмом является лурианская каббала XVI в., гностические заимствования имеются в русской религиозной философии конца XIX – начала XX в.
Это миросозерцание время от времени всплывает на поверхность религиозной жизни разных народов в разные эпохи, выделяя те или иные слагаемые, казалось бы, давно забытого учения. Каковы же эти слагаемые?
Для гностика материальный мир – зло, освобождение от которого достигается причастностью к божественному знанию (гнозису) и постижением природы своего духа как частицы истины Бога-Абсолюта, Отца Нерожденного.
Самообнаруживаясь, Отец Нерожденный являет себя в особых сущностях – эонах или в сфирот в каббале. Эти абстрактные сущности персонифицируются, превращаясь в некие божественные существа-личности. В каббале это Адам-Кадмон. Спасение представляется как избавление от материальности и уход из чувственного космоса. Ведущее настроение гностицизма – чувство экзистенциальной разорванности человека, его затерянности в чуждом ему материальном мире.
Прояснить сущность этого учения непросто. Оно оставляет простор для толкований и попыток мистического самопознания, нередко порождает ощущение химеричности, безумной запутанности и противоречивости своих положений.
Автор предлагаемой ниже статьи отторгает многое из того, что предъявляет человеку, примыкающему к той или иной традиционной конфессии, гностическое духовное знание, но тем не менее пытается понять причины его воздействия на людей в течение многих столетий.

Михаил РУМЕР

Химера, проходящая через столетия

Картина мира глазами гностиков

Гностицизм – эта смесь восточной мистики, язычества, иудаизма и греческой философии – претендует на статус эзотерического учения, а на самом деле является незаконным отпрыском еврейского эллинизма и непризнанным alter ego христианства. В нем все вывернуто наизнанку: Всемогущий Бог-творец оказывается Демиургом, архонтом (главным начальником).
Вообще богов много, а истинный – тот, которого не существует. Эманации его именуются эонами, образующими пары, воплощающие мужское и женское начала. Их единство формирует завершенность – Плерому. По мере отдаления от божества эоны теряют силу, а отпадение одного из них (Софии) приводит к рождению Демиурга и созданию несовершенного материального мира.
К числу самых главных преступлений Демиурга относится разделение (собственно, это он создал дуальный мир) духа и материи, жизни и смерти, света и тьмы. Наконец, на его совести разделение полов и секс между мужчиной и женщиной. «Когда Ева была в Адаме, не было смерти. Отделилась от него – появилась смерть. Снова войдет в него – смерти не будет». Отсюда принцип безбрачия и ритуальный гомосексуализм во многих гностических сектах.
Дьявол, змей-искуситель оказывается благодетелем человечества, носителем истины и знания (гнозиса). Иисус Христос – его воплощение, эпифания (богоявление) вечного Логоса. А еще есть некто Абраксас, таинственное гностическое божество, сочетающее в себе черты Бога и Сатаны. Реальный мир дефектен по определению, так как материя способна только искажать светлый мир идей. Каин, Иуда Искариот и иже с ними – «правильные пацаны», «посвященные», восставшие против «бога лжи». У гностиков отрицательное отношение к природе и морали. Законы соблюдать не надо, грешить – значит спасаться, ценно только то, что приближает разрушение этого злокачественного мира.
Гностицизм угрожающе серьезен и склонен воплощать свои извращенные представления в жизнь. И он все еще жив, несмотря на «сильно преувеличенные слухи», будто с этой ересью давно покончено. Самое же неприятное, что элементы гностического учения проникли в философию нового и новейшего времени и в светское мировоззрение, формируя превратную картину мира как арену непрекращающейся схватки антагонистических сил.
Гностицизм соблазнителен и по-своему логичен. По крайней мере, в нем снята проблема теодицеи (оправдание Бога за творящееся на земле зло). Мог ли творец из ветхозаветного откровения сотворить что бы то ни было доброе?
Гностицизм оставляет человеку известную интеллектуальную свободу. Веру он заменяет «знанием», достигаемым просветленными личностями мистическим путем самоуглубления. Догматов нет, допускаются варианты основной доктрины. Псевдорационалистичность дополняется магией, мистериями и сексуальными обрядами. Заодно предлагается и теоретическое обоснование антисемитизма: для большинства гностиков иудаизм с его Храмом и ритуальной практикой всего лишь культ узурпатора Демиурга. Христианство же является возглавленным Сыном Бога Истины восстанием против Отца лжи.
Вообще гностицизм как дуалистическая версия христианства может служить универсальным ключиком ко всему на свете. Любой процесс, в том числе исторический, можно представить как результат противоборства разнонаправленнных сил. Материя, плоть и дух противопоставлены друг другу. Людей можно сортировать по признаку отношения к духовности. То же относится к цивилизациям, религиям, теориям... Мир предстает как глобальное противостояние сил «добра» – света и «зла» – тьмы.

Откуда же явилось это учение? Как ни парадоксально, но весьма вероятно, что зародилось оно в еврейской эллинистической диаспоре на рубеже двух эр. Как диалог греческой культуры с Библией. Открытие в 1940-х гг. в Египте корпуса гностических текстов («библиотека Наг-Хаммади») и свитков Мертвого моря подтверждает, что в иудаизме в конце эпохи Второго храма существовали интеллектуальные и эмоциональные настроения, близкие духовному миру гностицизма.
По мнению древних христианских писателей, родоначальником гностицизма был упоминаемый в Новом Завете самаритянин Симон Волхв (I в. н. э.). Но центром разработки новой доктрины была Александрия. Этот мегаполис в межзаветное время слыл столицей учености и философии. Ее называли «гаванью великих мыслителей». Именно в Александрии происходило осознание высокими умами идеи Единой религии Мудрости. В силу своей элитарности гностицизм проиграл конкуренцию общедоступной версии христианства. Но кто знает, история могла сложиться и по-иному. Один из главнейших авторитетов гностицизма Валентин (II в.) претендовал на римский епископский престол. Он проиграл, но, если бы стал Папой Римским, возможно, христианская теология приобрела бы гностические черты.

Ю. ШЕЙМАН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь