К 50-летию со дня рождения Эндрю Брайтбарта  

Если сравнить отзывы из блогосферы о таких событиях, как смерти Бин Ладена и Эндрю Брайтбарта, то получится не очень благовидный для леволиберальной публики вывод: комментатор, основатель нескольких сайтов, апологет свободы слова Брайтбарт был для левых более опасным врагом, чем убийца Бин Ладен. Читать радостные заголовки было просто противно, читать тексты – еще противнее.
Кто же такой этот Брайтбарт, ненавидимый левыми? Безусловно, герой правого движения, пожалуй, первая значительная фигура в консервативной среде XXI в. Если верно распространенное утверждение о том, что президента Трампа «сделал» его бывший политический советник Стив Беннон, то того, в свою очередь, «сделал» Брайтбарт, пригласив его в качестве редактора своего интернет-сайта. Что еще важнее: Брайтбарт смог вызвать интерес к консервативной философии у молодых поколений, так как сам относился к пресловутому «поколению Х» (родился в 1969 г.). И именно Брайтбарту с его знанием поп-культуры, интересом к новым технологиям, раскованностью, чувством юмора и любовью к провокациям удалось поставить интернет-пространство на службу правоконсервативному активизму. Но даже это еще не все. Брайтбарт определил своим противником демократически-медийный комплекс (или просто Комплекс) – беспощадный к чужому мнению неоконформистский союз СМИ, шоу-бизнеса и академии, объединившийся под эгидой леволиберальной идеологии. Которую представляют сильно полевевшая Демократическая партия и левые радикалы. И никогда не отступал в борьбе с этим Комплексом.
А ведь в конце 1980-х он полагал себя либералом и сторонником Демократической партии. Хотя в целом был аполитичным молодым человеком: кино, музыка и развлечения казались ему куда более занимательным делом, чем раздумья о судьбах страны и мира. Тем более что благодаря правлению Рейгана ничего страшного в судьбах страны и мира, казалось бы, не должно было произойти. Это потом Брайтбарт напишет: «Холодная война не закончилась. Она перешла на электронный фронт… Когда рухнула Берлинская стена, война приняла другую форму. Оружием стали не ракеты, но язык и образование, а международные левые силы успешно создали глобальную инфраструктуру для насаждения своих идей».
Это кажется странным, но для консерватора «поколения Х» лучшим способом преуспеть в интеллектуальном росте и развить независимое мышление было презреть прилежание в университете. По крайней мере, именно такое впечатление создает пример Брайтбарта. Пока он развлекался, его однокурсники внимали застрявшим в 1960-х профессорам и превращались в либеральных конформистов. Наш герой подобной обработки избежал. Но это не означает, что из университета, окончание которого далось ему с трудом, он вышел «консерватором рейгановского типа с либертарианским уклоном» (его собственное определение). Скорее, выпускник Брайтбарт в 1991-м плохо представлял свое будущее, не желал идти работать в офис, но не обладал достаточной волей или уверенностью в таланте, чтобы сосредоточиться на карьере в искусстве. Тем не менее он пошел в голливудскую систему с надеждой стать комедийным сценаристом.
Гениальный американский комик У. К. Филдс, рассказывая о резком повороте в своей биографии, заметил: «Радио спасло мою жизнь». Брайтбарту радио если и не спасло жизнь, то сильно на нее повлияло. Радио он всегда любил, но прежде из-за музыки. Однако мода менялась, музыка 1990-х Брайтбарту не нравилась и, переключая каналы, он наткнулся на набиравшие обороты консервативные радиошоу. Сначала они вызвали осторожный интерес, но вскоре Брайтбарт стал постоянным слушателем программ Раша Лимбо и Денниса Прегера. Появился и пропавший в годы учебы интерес к чтению.

Иван ДЕНИСОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь