Июль 27, 2018 – 15 Av 5778
Гений из местечка Смиловичи

image

Местечковый еврей, покоривший Париж  

В силу ряда обстоятельств в начале XX в. из западных областей России приехала в Париж и осела там группа художественно одаренной молодежи. Со временем часть из этих людей получила известность и была причислена к довольно многочисленной и интернациональной по своему составу Парижской школе. Всех их в большей или меньшей степени объединяло неприятие любых проявлений академизма и всего того, что они несколько обобщенно и высокомерно именовали «традициями прошлого».
Несмотря на притязания, которые, несомненно, имели место, несмотря на амбиции, успех пришел не ко всем. И не сразу. И не всегда изначально можно было определить, кто на что горазд. Илья Эренбург в книге воспоминаний «Люди. Годы. Жизнь», описывая завсегдатаев места обитания парижской художественной и литературной богемы, кафе «Ротонда», отмечал: «Неизменно в самом темном углу сидели Кремень (Пинхус Кремень, художник. – В. Д.) и Сутин. У Сутина… были глаза затравленного зверя, может быть, от голода. Никто на него не обращал внимания. Можно ли было себе представить, что о работах этого тщедушного подростка, уроженца белорусского местечка Смиловичи, будут мечтать музеи всего мира?»
***
Хаим Сутин родился 13 января 1893 г. в местечке Смиловичи вблизи Минска. Он был десятым ребенком Боруха-Шолома (отсюда и отчество Соломонович) Сутина, не то портного, не то синагогального служки. Страсть к рисованию проявилась у Хаима довольно рано. В семье она не поощрялась – в ортодоксальной еврейской среде рисование считалось делом богопротивным. Как известно, мальчик Мотл из одноименной повести Шолом-Алейхема любил рисовать и получал за это от старшего брата Эли увесистые затрещины. «Человечки? Опять за старые штучки принялся? Человечков малевать!»
В конечном счете, не желая больше противиться стремлению сына к рисованию, отец отправил 14-летнего Хаима в Минск. Здесь Хаим какое-то время работал ретушером у фотографа и посещал рисовальный класс некоего Крегера.
Как-то, приехав к родителям, Хаим запечатлел на листе бумаги местечкового раввина. Сын раввина, дюжий мясник, расценил поступок юного художника как дерзостное святотатство и изрядно поколотил его. Сутин очутился в больнице. По одной версии, суд заставил мясника выплатить пострадавшему 25 руб. в качестве штрафа. По другой, не менее вероятной, то ли запечатленный на портрете раввин, то ли его сын, сообразив, что дело принимает дурной оборот, дали Хаиму те же 25 руб. в качестве откупного. И посоветовали от греха подальше уехать из Смиловичей.
***

Валентин ДОМИЛЬ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь