У истоков еврейской литературы 

Когда пишешь о еврейской литературе, невольно задаешься вопросами о том, когда же она возникла, каковы ее истоки. Шолом-Алейхем и Менделе Мойхер-Сфорим, если речь идет об идишистском течении, или Бялик и Агнон – в ивритском претворении? О нет! Народ Книги имел свою литературу, когда некоторые другие народы еще не имели письменности. И называлась она Агада, от ивритского глагола «аггед» – «рассказывать».
Это составная часть Талмуда, который включает в себя законодательство, а также религиозные правила. Но, кроме законодательной части, есть еще большая область талмудической литературы, содержащая афоризмы и поучения религиозно-этического характера, исторические предания и легенды, долженствующие облегчить применение «кодекса законов» так называемой Галахи, смягчить суровое действие религиозного закона.
При своем возникновении агадическая литература (а первые ее произведения появились в V в. до н. э.) была устной, но затем устный агадический материал собирался, записывался и представлялся в виде Мидрашей (от «дараш» – изучать), снабжавших библейский текст комментариями и толкованиями. Агада пропагандировала, истолковывала писание, и зачастую в весьма привлекательной поэтической форме. Авторы этих литературных произведений нередко проявляли большую смелость суждения, не щадили ни пророков, ни патриархов, ни даже самого законодателя Моше и не стеснялись вводить в свои диалоги в качестве равноправного собеседника и самого Бога.

От мистерии до эпоса
В течение многих веков Агада была для народных масс популярной и единственной формой духовного общения. Она давала характеристики общественной среды и отдельных ее представителей, символы аскетизма, вероотступничества и богоборчества, художественно реалистические картины быта, проникнутые освежающим юмором. Ее художественная повествовательность моментами принимала характер трагического эпоса. Это проявилось в прекрасной легенде о смерти Моше, который на закате своей жизни борется за бессмертие, не приемлет смерти; он спорит и борется с Богом в самую последнюю минуту своей жизни.
До русскоязычного читателя Агада впервые дошла в начале прошлого века в переводах первого русско-еврейского поэта Семена Фруга. А сто лет спустя, в 2006 г., московское издательство «ЭКСМО» выпустило сборник «Агада. Сказания, притчи, изречения Талмуда и Мидрашей» в переводах поэта и с иллюстрациями Эль Лисицкого.

Сотворение мира
«Галаха – хлеб, Агада – вино», – говорится в одном из талмудических трактатов. Так разольем же это вино по бокалам и отопьем первые капли.
«Как был сотворен свет?» – спросил рабби Шимон. «Господь, – отвечал рабби Самуил, – облачился в ослепительно-белые ризы, от которых потоками хлынул свет, засиявший от края до края Вселенной».

М. Р.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь