За удовольствие видеть Париж евреям приходится умирать 

Сегодня трудно поверить, что Францию еще недавно называли «еврейским сердцем Европы», а два века назад в Старом Свете в ходу была фраза «Счастлив, как еврей во Франции». Да и в ходе проведенного несколько лет назад опроса общественного мнения 82% французов позитивно высказались о евреях.

Хроника лихих 2000-х

В апреле 2002 г. европейская пресса отмечала: во Франции снова жгут синагоги и избивают евреев. Ассоциация еврейских общин Франции связала антисемитские акции в Париже, Марселе и Лионе с очередным объявлением палестинцами войны израильскому правительству.
В 2004 г. антисемитские акции участились. Премьер-министр Израиля Ариэль Шарон обвинил правительство Франции в проведении проарабской политики и призвал французских евреев отправляться в Израиль.
В июне 2010-го по миру прокатилась волна демонстраций против действий Израиля, который задержал корабли «Флотилии свободы», пытавшиеся прорвать морскую блокаду сектора Газа. В Париже демонстрация антисемитов собрала 5000 человек и еще почти 15 тыс. – в Марселе, Лионе, Страсбурге, Бордо.

Еврей в умеренных дозах

Что же случилось со страной, которая первой в Европе предоставила евреям гражданские права?
Некогда столицей мира считали Париж, затем это звание перешло к Нью-Йорку. Однако Париж сохранил звание столицы еврейского мира в Старом Свете. Еврейское сердце Парижа с XIII в. бьется в квартале Марэ. Создавая его, евреи вряд ли подозревали, что он станет «дойной коровой».
Причиной был запрет на профессии, позволявший евреям заниматься лишь некоторыми видами деятельности, в том числе ростовщичеством. Еврей-ростовщик был главным кредитором аристократов, включая монархов, и был за это ненавидим должниками. Чем больше аристократ занимал у еврея-ростовщика, тем больше желал ему несчастий. Едва казначейство оказывалось перед угрозой банкротства, власти отбирали еврейское имущество «для блага страны». Процедура повторялась столетиями и способствовала нарастанию антисемитизма. Кровавый навет и прочие нелепости были надежными средствами провокации.
С приходом Наполеона положение изменилось. Париж стал Меккой для евреев Европы. Им было разрешено воевать в составе добровольческой армии – великий правовой прорыв для того времени. И все же антисемитизм, который, как писали историки того времени, «был ввезен из Средних веков», продолжал существовать в виде мифов о мировом еврейском заговоре.

Дело Дрейфуса и его последствия

Сегодня у входа в парижский Музей искусства и истории иудаизма салютует сломанной шпагой фигура некогда единственного в Генеральном штабе офицера-еврея Альфреда Дрейфуса. А в 1894–1906 гг. обвинение капитана Дрейфуса в шпионаже будоражило Европу. Оно стало поводом для усиления шовинизма во французском обществе, а через три десятилетия обернулось поддержкой определенными его кругами национал-социализма.
Но дело Дрейфуса имело еще одно последствие. В ту пору в Париже работал корреспондентом венской газеты Neue Freie Presse некто Теодор Герцль. В политических кругах Парижа он неоднократно слышал антисемитские речи. Они были под стать крикам «Смерть евреям!», раздававшимся на столичных улицах 22 декабря 1894 г., когда суд приговорил Дрейфуса к пожизненному заключению. Во многом именно французские антисемиты превратили рядового журналиста в автора книги «Еврейское государство. Опыт современного решения еврейского вопроса», которая стала программой политического сионизма.

Еврейские волны

В 1880–1939 гг. во Францию из Польши, Румынии, России, Австро-Венгрии, Турции, Марокко, Туниса и Алжира прибыли 110 тыс. евреев-ашкенази, многие из которых остались в Марэ.

Александр МЕЛАМЕД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию