«Тризуб» собирает деньги на памятник Соломону Ляйнбергу 

Поразительно, как распростерла свои крылья История над политической жизнью постсоветского пространства. В феврале нынешнего года в Тернополе состоялось заседание инициативной группы по вопросу установления в городе памятника Соломону Ляйнбергу – командиру сформированного в июне 1919 г. Еврейского ударного батальона (Жидівського пробойового куріня) – подразделения Первого корпуса Украинской галицкой армии. В инициативную группу вошли ученые, представители духовенства, политические деятели, предприниматели из Тернополя, Киева, Львова, Одессы, Днепродзержинска, Дрогобыча, Черновцов. Памятник планируется поставить в исторической части Тернополя, на углу бульвара Шевченко и улицы Князя Острожского.
В связи с этим Центральный комитет Всеукраинской организации «Тризуб» имени Степана Бандеры обратился к гражданам Украины с призывом собирать средства на этот памятник и провести в украинских церквях заупокойные богослужения по «жiдивським лицарям», погибшим с оружием в руках в борьбе за Украину. Это обращение, подписанное руководителями «Тризуба» Дмитрием Ярошем и Андреем Стемпицким, завершается такими лозунгами: «Геть шовінізм, антисемітизм і українофобію! Слава жидам – борцям за державність української нації! Слава українському націоналізмові!»
В этом факте причудливо переплелись история и современность. Современность проявляется в попытках руководителя Правого сектора не только откреститься от обвинений в антисемитизме, традиционно приписываемом украинскому национализму, но и продемонстрировать свою лояльность по отношению к евреям, видимо, продиктованную пониманием, что с антисемитской идеологией в семью европейских народов войти будет трудно. И в этом современном политическом раскладе украинский национализм обращается к фактам истории, показывающим участие евреев в борьбе за украинскую самостийность.
Но как быть с погромными волнами, захлестывавшими Украину в период Гражданской войны, как быть с Холокостом, к которому прямо или косвенно причастны и украинцы, как быть с дивизией СС «Галичина»?
Организация «Тризуб» носит имя Степана Бандеры. Одно из самых тяжелых обвинений в адрес бандеровцев связано с так называемым львовским побоищем, произошедшим 30 июня 1941 г., когда Бандера провозгласил восстановление украинского государства. Сведения об этом событии противоречивые. Количество жертв, по разным оценкам, от 3 до 10 тыс. В абсолютном большинстве это были евреи, а также коммунисты. За неделю до этого чекисты убили во Львове 4000 политзаключенных, главным образом украинских националистов. Немцы распространили слухи, что зверства над заключенными совершили «жидовские большевики». Последствиями стали еврейские погромы.
Сейчас утверждается, что антисемитизм не был основой идеологии Организации украинских националистов (ОУН) и Украинской повстанческой армии (УПА). И сам Бандера непосредственно не принимал участия в львовском побоище. Нет сведений и о том, что он давал там какие-то распоряжения. Более того, известно, что евреи боролись в рядах УПА. Так что в данном случае история не дает однозначного ответа на запрос современности.

М. Р.

Когда речь заходит об историческом контексте украинско-еврейских отношений и их особенности в Галиции, то стоит заметить, что на этих украинских землях никогда не было такой эскалации конфликтов, которые происходили в других местах Украины во времена Хмельничины, Колиивщины в XVII в. или в начале ХХ в. И хотя при просвещенном абсолютизме Габсбургов евреи имели ряд ограничений, их жизнь выглядела куда лучше, чем бытие единоверцев по ту сторону восточной границы. Да и взятый из латинского языка этноним «жид», который одинаково присутствовал как в Российской, так и Австро-Венгерской империи, в последней никогда не обретал негативной окраски.
Перед Первой мировой войной во Львове евреями были 70% всех адвокатов города и 60% – врачей, а в 1910 г. треть студентов Львовского университета составляли евреи. И это при том, что третья по численности еврейская национальная группа составляла всего 12% населения Галиции.
Находясь под прессом польского большинства в этой части «лоскутной империи» и австро-венгерской монархии, два порабощенных народа – украинцы и евреи – были обречены на сотрудничество. На выборах в австрийский Государственный совет, которые состоялись в 1907 г. на основе всеобщего избирательного права для мужского населения, в городских избирательных округах украинцы отдали свои голоса за депутатов-сионистов, а в сельских – евреи голосовали за украинцев. Благодаря этому евреи получили два депутатских мандата в парламенте.
Через десятилетие евреям пришлось определяться с политической поддержкой украинцев в их освободительной борьбе. Оба украинских государственных образования – Украинская народная республика (УНР) и Западноукраинская народная республика (ЗУНР) – предусмотрели в своих конституциях широкую культурную автономию для еврейского сообщества. Правда, это не стало причиной для поддержки евреями украинцев в их борьбе с поляками в 1918–1919 гг. Позицией евреев стал нейтралитет, что было для них традиционно. Будучи веками в изгнании, они не вмешивались в военно-политические конфликты других народностей.
Сейчас мало кто помнит, что 95 лет назад, в июне 1919 г., правительство ЗУНР намеревалось провозгласить на своей территории автономную Еврейскую народную республику (Жидiвську народну республiку). Создать ее не успели из-за наступления поляков. Зато отпечатали для нее деньги и главное – сформировали из местного населения несколько частей, действовавших в составе Украинской галицкой армии (УГА).
Первоначально в УГА создали лишь одну еврейско-украинскую часть – конно-пулеметную сотню 4-й Золочевской бригады. Ее командир лейтенант Салько Ротенберг получил офицерский чин еще в Австро-Венгерской армии за боевые отличия. Эта сотня отличалась храбростью на Восточном и Западном фронтах, но почти вся погибла в боях с большевиками. Ротенберг получил смертельное ранение, прикрывая отступление армии под Коростенем, и умер в Каменец-Подольском.
По разным данным, до 2000 галицких евреев добровольно воевали за украинское национальное дело. В середине июня 1919 г., после контрнаступления украинской армии, возникли еще две еврейские части, в том числе и Еврейский ударный батальон – самостоятельное оперативное военное подразделение первого корпуса УГА. Он был сформирован в июне 1919 г. во время Чортковской наступательной операции из еврейской милиции Тернополя, когда после трехдневного погрома, который учинили польские войска во Львове 22–24 ноября 1918 г., тернопольские евреи – бывшие солдаты Австро-Венгерской армии – взяли в свои руки руководство еврейской самообороной в Тернополе.
Молодежь объединилась под руководством энергичного воина, поручика австрийского 15-го пехотного полка Соломона Ляйнберга, который обучал их способам защиты еврейского населения, а также убеждал, что они должны во время прихода украинцев в Тернополь предложить им боеспособное подразделение для борьбы с поляками. 16 июня 1919 г. галицкие стрельцы отбили Тернополь у поляков. И тогда по поручению Еврейской национальной рады Ляйнберг обратился к командиру Первого корпуса УГА полковнику Микитке с предложением сформировать еврейский ударный батальон. Микитка знал Ляйнберга по службе в Австро-Венгерской армии и назначил его командиром батальона, который насчитывал 1200 человек и назывался «жидiвський пробойовий курiнь». Он был переброшен в Остапье, где поляки пытались сделать прорыв, чтобы захватить линию реки Збруч. Но ударный батальон не дал осуществиться этим планам и 16–17 июня 1919 г. нанес противнику серьезные потери, а затем, перейдя Збруч, воевал уже с Красной армией.
При отступлении из Бердичева в октябре 1919 г. курень перешел с корпусом в Казатин. В его состав вошли также подразделения еврейской милиции из близлежащих городов. Вскоре с поляками было заключено перемирие, и обе армии – Галицкая и Симона Петлюры – объединились под единым командованием, теперь уже для борьбы против большевиков. Участвовал в ней и Еврейский ударный батальон, который из-за больших боевых потерь и эпидемии тифа потерял две трети своих бойцов. В ноябре 1919 г. его пришлось расформировать, многие из оставшихся в живых перешли в другие части УГА. Немало бойцов в начале 1920 г. добрались до Одессы и соединилась с остатками местной сионистской дружины, разгромленной белыми в сентябре 1919 г. Возникла новая воинская часть, состоявшая из сионистов Западной и Восточной Украины. Их было не более двух сотен. Эти молодые евреи в апреле 1920 г. навсегда покинули Украину, чтобы с оружием в руках добиваться свободы своей исторической родины – Израиля. Почти все они вскоре стали командирами Хаганы – еврейской народной самообороны в Палестине.
Судьба командира батальона оказалась трагической. Соломон Ляйнберг вернулся в Галицию, которая к тому времени была уже под Польшей, и в Тернополе был замучен в местной тюрьме. По другим данным он погиб в лагере для интернированных военнопленных Украинской галицкой армии в 1920 г. Есть и третья версия: Ляйнберг воевал затем в Красной армии, жил в 1920–1930-е гг. в Москве и погиб в годы большого террора. Его имя сейчас носит одна из улиц Львова, а вскоре может появиться памятник ему в Тернополе.

Геннадий ПЛЕТИНСКИЙ

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию