Июль 1, 2016 – 25 Sivan 5776
Еврейская Украина

image

10 фактов о евреях Ивано-Франковска  

В новой серии «Еврейская Украина», подготовленной совместно с интернет-сайтом Jewishnews.com.ua, представлены по 10 «еврейских» фактов о каждой из 24 областей страны (и, конечно же, о Крыме) как доказательство того, что в каждом уголке Украины есть что-то еврейское. В этих мини-экскурсах – о знаменитостях, открытиях и событиях с «еврейским следом», которые связаны именно с этим регионом.
Еврейская история Ивано-Франковска, который до 1962 г. носил название Станислав, насчитывает три с половиной столетия. Были периоды, когда почти половину всех жителей города составляли иудеи, но было и время, когда их в Станиславе практически не осталось. Но даже в самые тяжелые годы евреи находили силы для того, чтобы сохранять традиции и память о своих корнях. А также желание не просто выживать, но и дать этому не всегда доброму к ним миру что-то полезное.

1. Польские улицы, еврейские дома
Хоральная синагога XIX в. в Станиславе
yadvashem.org
Буквально сразу после основания в 1662 г. Станислав стал одним из главных еврейских городов современной Западной Украины. Евреи, которым было разрешено свободно селиться в Станиславе, быстро наполнили город: к 1672 г. там уже стояла синагога (тогда еще деревянная), что было свидетельством устойчивого положения общины.
В начале XVIII в. из-за войн и эпидемий иудейское присутствие в городе существенно сократилось, и, чтобы привлечь евреев в Станислав, было решено расширить их привилегии. В частности, им было разрешено построить каменную синагогу. К 1732 г. еврейская община выросла до 1740 человек – на тот момент 44,3% населения. Хотя город активно рос, примерно такое же процентное соотношение сохранялось вплоть до Второй мировой войны.
Евреям принадлежало множество зданий не только гражданского, но и промышленного назначения: Маргошесы владели кожемяцкой фабрикой, Либерманы – спиртзаводом, Касвинеры и Урманы – кирпичными заводами, а во владении Гальпернов были банки и доходные дома. В те времена даже ходила шутка, что польские в Станиславе только улицы, а вот дома там еврейские.
Евреи не просто жили и работали в городе (австрийском, польском), но и принимали участие в управлении им. С 1873 г. почти половину членов муниципалитета составляли евреи, а с 1897 г. бургомистром города был А. Нимхин. В 1919 г. его сместили поляки, одновременно уволив и других евреев из муниципальных учреждений. Через восемь лет – в 1927 г. – на должность вице-мэра снова был назначен представитель еврейской общины, лидер станиславских сионистов А. Риттерман.

2. Первый еврейский мэр Иерусалима

Умение станиславских евреев управлять городами в полной мере продемонстрировал Даниэль Остер (1893–1963), который стал первым избранным мэром Иерусалима. Он родился в селе Княгинин, которое сейчас является частью Ивано-Франковска, в еврейской семье. Как и многие другие прогрессивные молодые люди того времени, на месте он не сидел: Даниэль учился в Венском университете на юриста и в Вене же был руководителем местной молодежной сионистской организации.
Влекомый идеей сионизма, в 1914 г. Остер (как утверждают некоторые источники, до репатриации он носил фамилию Гутман) переезжает в подмандатную Палестину. Там он недолго поработал учителем немецкого, а затем пошел в армию – воевал на стороне Австро-Венгрии в Первой мировой войне. Затем он возвращается в Иерусалим и начинает заниматься адвокатской практикой и политикой.
В 1934 г. Остера избирают в муниципалитет Иерусалима, еще через год верховный комиссар Палестины назначает его вице-мэром города, а в 1937–1938 гг. он исполняет обязанности мэра, став тем самым первым еврейским мэром Иерусалима. Второй раз на этот пост Остера назначили в 1944 г. (и он пробыл на нем около года), а в третий он был мэром Западного Иерусалима в 1950–1951 г. Кстати, Остер был одним из тех, чья подпись стоит под Декларацией независимости Израиля.
Даниэль Остер очень много сделал для столицы Израиля – именно на его плечи легло восстановление города после Войны за независимость. В его честь были названы разные уголки города, например сад Даниэля и площадь Остер.

3. Американский финансист из Станислава
Артур Фрэнк Бёрнс (1904–1987) родился в Станиславе в обычной еврейской семье, но прожил необычную жизнь. Сын маляра Натана Бернсайга и его жены Сары Юран с детства отличался незаурядными способностями: в шесть лет переводил Талмуд на польский и русский, а в девять свободно рассуждал о социализме. Когда мальчику было 10 лет, семья перебралась в США, в небольшой городок в штате Нью-Джерси. Отец пытался выстроить бизнес как подрядчик малярных работ, денег в семье еле-еле хватало, и дорогу в жизни Артуру пришлось пробивать самому. В 17 лет он поступил на экономический факультет Колумбийского университета, получил стипендию, но, желая помочь семье, подрабатывал кем мог – от разносчика почты и суфлера до юнги на нефтяном трейлере и продавца. Несмотря на сложности, учебу он не бросил и после ее окончания сам стал преподавать в одном из старейших университетов США – Ратгерском, а с 1945 г. стал профессором в своей alma mater – Колумбийском университете.
Еще будучи докторантом, Бернс начал работать в Национальном бюро экономических исследований, основанном знаменитым экономистом Уэсли Митчеллом. Талантливого ученого заметило правительство, и Артур Бёрнс стал главой экономического совета при президенте США Дуайте Эйзенхауэре, а затем стал работать в команде президента Ричарда Никсона (с 1969 по 1970 г. он был его советником по внутриэкономическим проблемам).
В финансовой системе США тех лет галицкий еврей Артур Бёрнс играл далеко не последнюю роль: в 1970–1978 гг. он возглавлял Совет управляющих Федеральной резервной системы, иными словами, был главным банкиром США. За экономической главой жизни Бёрнса последовала политическая: в 1981–1985 гг. он был послом США в ФРГ. В конце жизни он вернулся в Штаты, где и умер от болезни сердца в возрасте 83 лет.

4. Скульптор по дереву
Хаим Гросс (1904–1991) родился в поселке Межгорье (или Волове) и был десятым ребенком в небогатой еврейской семье. Его отец был старьевщиком и, разумеется, не мог оплачивать художественное образование сына. Это было непростое время для евреев – война и погромы заставили семью переехать в Коломыю, откуда Гроссы несколько раз переезжали в более безопасные районы, но затем возвращались в город. В годы Первой мировой сам Хаим вместе с братом оказался в австрийской армии (не как солдат, а как рабочая сила, хоть был еще совсем ребенком). Все это время Хаим мечтал о возможности посвятить себя искусству.
aaa.si.edu
Когда война закончилась, Хаим Гросс наконец-то смог заниматься любимым делом. В 1919 г. он отправляется в Вену, а затем в Будапешт – учиться в художественной школе. Затем он снова попал в Австрию, где окончил Университет прикладных искусств. В 1921 г. Гросс переехал в США, где, зарабатывая на жизнь посыльным и продавцом, продолжил обучение, войдя в Студенческую арт-лигу Нью-Йорка.
gvshp.org
Хаим Гросс создавал свои удивительные скульптуры из дерева (именно они принесли ему популярность), бронзы и камня. Его дебют состоялся в 1932 г., когда Хаим представил свои работы широкой публике на первой персональной выставке в Нью-Йорке. Гросс с удовольствием преподавал, будучи профессором различных художественных школ Америки, и творил сам. Кстати, он стал одним из основателей и первым президентом Гильдии скульпторов США.
rcgrossfoundation.org
При этом Хаим никогда не забывал о своих еврейских корнях, и уже в самом конце жизни сделал свой последний подарок еврейской общине. В 1990 г. по заказу синагоги на Пятой авеню в Нью-Йорке была отлита и установлена созданная по его макету 3,2-метровая бронзовая менора.

5. Смертельная инъекция для доктора Фрейда

О Зигмунде Фрейде знают все, а вот о его лечащем враче Максе Шуре – почти никто. А ведь именно Шур и был тем самым человеком, который прекратил страдания самого известного психотерапевта современности, сделав ему три инъекции морфина. Но это было не убийство, а исполнение просьбы Фрейда, который уже не мог выносить боли, причиняемой ему неоперабельной раковой опухолью. Зная о неизлечимой болезни, Фрейд заблаговременно попросил Шура помочь ему безболезненно уйти из жизни, когда она станет невыносимой, – и тот выполнил обещание.
Макс Шур (1897–1969) родился в Станиславе и получил высшее медицинское образование в Вене, куда в 1914 г. перебралась его еврейская семья. Еще в Вене он познакомился с учением Фрейда и посещал его лекции, а с 1929 г. Шур стал его личным терапевтом.
Для великого невролога и психиатра Шур был почти как сын и помогал ему во всем. Когда Фрейд переехал в Лондон, спасаясь от нацистов, Макс последовал за ним. Но Шур был не просто ассистентом Фрейда – он и сам старался помочь пациентам. Соединив медицину и психоанализ, он открыл две психосоматические клиники, в которых изучал связи между физиологическими реакциями и психологическим состоянием пациентов.
Макс Шур написал книгу «Зигмунд Фрейд. Жизнь и смерть».

6. Шоковая терапия Сакеля
Если Макс Шур остался в истории позитивным персонажем, то другой деятель на ниве психиатрии – Манфред Сакель – оставил после себя не очень светлую память. Хотя все зависит от ракурса.

Манфред Сакель (1900–1957) родился в еврейской семье в городке Надворная недалеко от Станислава. Окончив в 1925 г. медицинский факультет Венского университета, Сакель переехал в Берлин и стал заниматься лечением наркоманов. После 1933 г. ему по понятным причинам пришлось покинуть столицу Германии и снова перебраться в Вену, где он устроился исследователем в нейропсихиатрическую клинику Венского университета. То ли предчувствуя страшные годы, то ли просто рассматривая США как перспективную страну для ведения научной работы, он в 1936 г. переехал туда и начал вести научную и клиническую работу в одной из психиатрических больниц Нью-Йорка.
Еще в 1927 г. Манфред Сакель сделал открытие. Один из его пациентов (наркоман, страдавший диабетом) принял большую дозу инсулина, впал в кому, вышел из нее и почувствовал себя гораздо лучше, чем до комы. Тогда Сакель решил, что инсулин может помогать в лечении и других психических заболеваний, в частности шизофрении.
Последующие эксперименты эту гипотезу подтвердили, и в 1938 г. Сакель опубликовал свои наблюдения и выводы в книге «Лечение шизофрении посредством фармакологического шока». В Западной Европе и США это пособие на десятилетия стало руководством для психиатров. Со временем было доказано, что этот жестокий способ малоэффективен, опасен (2% пациентов в результате этой терапии умирали) и в долгосрочной перспективе не приносит должных результатов. Но в течение долгого времени больных шизофренией лечили именно таким негуманным методом.

7. Украинская колористка
Маргит Райх (1903–1965) родилась в семье инженера в городке Коломыя, расположенном неподалеку от Станислава. Еще в раннем возрасте в ней проявился художественный талант: учась в гимназии, она посещала Свободную академию искусств, а после окончания школы получила начальное художественное образование во Львове, куда перебралась вся ее семья.

Ганна РУДЕНКО

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь