Борец с бесправием, не выдержавший испытания свободой 

С процессом борьбы за эмансипацию связано много выдающихся еврейских имен. Гейне и Бёрне, Кремьё, Фридлендер, наконец, Мендельсон. Не композитор, а его дедушка, величайший философ и основатель движения Гаскалы. Многие из них и их детей отошли от законов Моисея, некоторые перешли в христианство. Мы сегодня поговорим об одном из пламенных евреев, чьи потомки выкрестились.
Первой страной, признавшей евреев равноправными членами общества, стала Франция. Это случилось в 1792 г. Но надо сказать, что французским евреям дорого далась эта победа. Они боролись за нее с наивысшим упорством. Большая часть ашкеназских евреев Франции жила в Лотарингии и Эльзасе, столица которого – Страсбург. Евреям было запрещено оставаться в этом городе даже на одну ночь. С евреев взимались тяжелые и унизительные подати за разрешение въехать в город и торговать, и, если они оставались в там на ночь, их ловили и сажали в тюрьму, после чего они должны были выплатить штраф за нарушение указа. Такой порядок был установлен еще в 1349 г., во времена черной оспы, и никто не был в силах его отменить.
В 1767 г. королевский подрядчик и военный поставщик Герц Серф-Бер обратился в префектуру Страсбурга с просьбой, чтобы ему разрешили остановиться в городе, потому что по дорогам бродят разбойники и ему опасно оставаться вне городских пределов. Разумеется, вокруг Страсбурга было полно местечек, где местные евреи с радостью оказали бы ему прием. Но цель была иная. Как и многие богатые евреи, Серф-Бер считал своим долгом помочь своему бедствующему народу и добиться права для евреев селиться и в этом городе.
Получив отказ, он обратился в канцелярию короля, и тот издал указ и потребовал, чтобы господину Серф-Беру и его прислуге предоставили дом и охрану на время его пребывания в Страсбурге. В 1775 г. Серф-Бер получил право на проживание в любом уголке Франции и купил дом в Страсбурге. Так в осином гнезде антисемитизма появился еврейский квартал с населением в 68 душ.
Королевский указ о равноправии евреев, подписанный в сентябре 1792 г., незадолго до того, как Людовик XVI сложил голову на гильотине, спас, в частности, германских евреев от полувековой борьбы за их эмансипацию, поскольку она была принесена туда из Франции Наполеоном, но не спас от отступничества и массового перехода в христианство. Потомки Герца Серф-Бера, стойко выдержавшего и победившего режим бесправия, не выдержали режима свободы и ринулись в распростертые объятья Католической церкви. Братья Серф-Бер изменили имена – теперь их звали Теодор и Альфонс Ратисбоны. Теодор Ратисбон даже стал аббатом и основателем монашеского ордена Notre Dame de Sion, а его брат Альфонс активно занимался миссионерской деятельностью.
В какой-то момент Альфонс и Теодор совершили репатриацию. Но не в смысле алии. Они увидели теперь смысл своей жизни во введении евреев в лоно католицизма. И где же это еще делать, как не на Святой земле, куда евреи совершают паломничество со своими семьями, чтобы молиться у Стены Плача? В 1856 г. появился первый монастырь сестер Сиона в древнем городе.
Братья «выходят за стены» – строится монастырь в Эйн-Керем, а также монастыри Notre Dame de Sion и Ратисбон. Последний был основан Альфонсом Ратисбоном в 1874 г., однако строился он 43 года. В 1884 г. Альфонс Ратисбон скончался, и в память о нем было дано имя обители. И так случилось, что именно этот монастырь с именем выкреста и миссионера стал частью истории Государства Израиль. Здесь размещался рабочий батальон, строивший еврейский квартал Рехавия. Именно здесь нашли приют женщины и дети Гуш-Эциона, павшего в смертельной схватке с врагом за день до провозглашения независимости. Вот так по-еврейски улыбнулась история человеку, поставившему крест на иудаизме.

Арик МАЙЗЕЛЬ

Автор – израильский экскурсовод. Его персональный сайт: ariktours.com.

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь