Март 30, 2018 – 14 Nisan 5778
Евреи и тиран

image

Так был ли умерший 65 лет назад Сталин антисемитом?  

Есть такой известный анекдот. В нем раввин прогнозирует, что евреи будут устанавливать социализм, а когда его, не дай Бог, установят, евреям в очередной раз не поздоровится.
Так был ли Сталин антисемитом? Мнения на сей счет среди евреев, антисемитов, евреев-антисемитов и других интересующихся этой темой кардинально расходятся. Вопрос дискутируется давно и, вероятно, будет предметом дискуссий всегда. Потому что сталинщина – сложное явление сложной эпохи.
Давайте поразмышляем. И исходить будем из того, что антисемитизм – это мировоззрение враждебности, предубеждения, ненависти к евреям как к этносу.

Может, и Ленин с Зиновьевым – антисемиты?
Авторы некоторых публикаций, пытаясь обосновать, антисемитизм Сталина, ссылаются на воспоминания людей, которые сталкивались с ним по жизни. Они слышали от «вождя пролетариата» высказывания, которые можно квалифицировать как антисемитские. И преимущественно это одни и те же источники – несколько меньшевиков и эсеров, секретарь Сталина Б. Бажанов, дочь Сталина Светлана Аллилуева, Никита Хрущев…
Каждый случай упоминаний об Иоське Корявом (как называли Сталина меньшевики) требует непредвзятого анализа. Нужно учитывать, кто, как и почему это говорит. Насколько нейтрален «воспоминатель», не сгущает ли краски, не вырывает ли из контекста и т. д. Вокруг Сталина всегда шло острое политическое противостояние. За свидетельствами стоят живые люди, часто не лишенные пристрастий или ошибок. Почему мы должны безоговорочно верить явно заинтересованным лицам?
Часто, например, ссылаются на воспоминания Бажанова. Читаем секретаря: «Как-то вдруг я узнаю, что Сталин – антисемит… узнаю я об этом случайно… это у него прорывалось лишь изредка». Проработав около четырех лет на Сталина, он цитирует всего одну антисемитскую фразу о деятеле ЦК комсомола, а потом умозрительно выводит концепцию об антисемитизме вождя.
Можно ли на основании отдельных реплик записывать в антисемиты? Думаю, что нет. Вы, вероятно, нередко сталкивались с какими-то ситуативными, эмоциональными ксенофобскими высказываниями тех, кого на самом деле нельзя причислить к ксенофобам. Ведь человеческая психология – вещь тонкая. Почему к Сталину мы должны относиться строже? Это могло отражать и его южный темперамент, и банальную грубость. Хорошо известно выражение «ругаться, как сапожник». Не будем забывать, что Сталин был сыном сапожника-алкоголика, избивавшего жену и самого маленького Иосифа. Вырос, говоря языком современности, в неблагополучной семье.
Грубость «организатора всех наших побед» была хорошо известна на верхних этажах партии. Тот же Бажанов говорит об этом. Дочь Сталина отмечает, что грубость была неотъемлемым атрибутом его жизни. Он ругал ее при всех, обзывал «дармоедкой». При всех беспощадно унижал, как мальчишку, и сына Василия – генерала и алкоголика. Скрежеща зубами, срывал злость на своей охране, свите. Да и Бажанов – рассказчик заинтересованный: в 1928 г. убежал из СССР и должен был показывать западной публике, почему он это сделал.
Умиляет, когда в подтверждение сталинского антисемитизма ссылаются на Хрущева, который слышал высказывания, «от которых явно несло антисемитизмом». Не будем забывать, что Хрущев стремился показывать Сталина, культ и репрессии которого он развенчал, в неприглядном свете. А также обелять себя перед миром и историей за свою антисемитскую политику. Как раз Никита-Кукурузник, на мой взгляд, и был самым настоящим антисемитом. При нем антисемитизм сформировался в государственную политику различных притеснений.
Сталин вступил в партию, которая провозглашала борьбу с национальными предрассудками. Среди его коллег по РСДРП было много евреев. Антисемиту, очевидно, было бы трудно в таком окружении. Нужно ли говорить о том, что в партии большевиков, тем более в дореволюционной «ленинской гвардии», антисемитизм жестко пресекался. Если бы Сталин проявлял какой-то антисемитизм, стали бы его терпеть в партии? Поручал бы Ленин антисемиту Сталину заниматься теоретизированием по национальному вопросу? Сделали бы Сталина наркомом по делам национальностей в первом советском правительстве? Преподнесли бы ему пост генерального секретаря партии?
Или, может, запишем в антисемиты всех большевиков, включая евреев, на том основании, что они выступали против сионизма? Что для них было так же естественно, как читать газету «Правда» или завязывать пионерские галстуки своим детям. Может, Ленин, говоривший о «бундовской сволочи», тоже антисемит? Или, может, антисемит Зиновьев, процитировавший Ленина: «У нас на Украине слишком много евреев. К власти должны быть привлечены истинные украинские рабочие и крестьяне».
Официально Сталин всегда осуждал антисемитизм как «путь в джунгли» и явление «глубоко враждебное советскому строю». Нигде печатно не опускался до антисемитизма. В отличие, например, от Маркса.

Сталиндорф
1920–1930-е гг. Сталин у власти. Что мы видим? Большое количество евреев в органах власти, миграция евреев в крупные города за прежней чертой оседлости. Еврейские школы, театры, клубы, музеи. Литература на идише. Еврейская АО, еврейские национальные районы в Крыму, Украине. Один из них, кстати, назывался Сталиндорфским.
Естественно, существовал и бытовой антисемитизм (куда ж без него-то!), но он преследовался как уголовное преступление, как «происки классового врага». Государственного антисемитизма не было. В 1920–1930-е гг. СССР был во многом примером для мира в области борьбы с антисемитизмом.
В сражениях за власть «отец и учитель» постоянно тасовал свою колоду карт, всячески используя евреев в своих интересах, натравливая их друг на друга, вступая в союзы с одними против других. Так, в 1920-е гг. сначала с Зиновьевым и Каменевым он борется за власть против Троцкого, затем, укрепив свое влияние в партии, выступает уже и против них тоже.
Массовые репрессии, страшными лавинами прокатившиеся по стране в 1930-е, касались всех народов Союза. Когда в 1937 г. отмечалось 100-летие смерти Пушкина, в ходу был анекдот: «Живи Пушкин в XX веке, убили бы его все равно в 37-м». И среди тех, кого забирали по ночам «черные воронки» НКВД, и среди тех, кто эти машины отправлял, было предостаточно евреев. Никакого «национального лица» репрессии не имели.
В то же время в столкновениях с партийными оппозиционерами – евреями «вождь народов» завуалированно разыгрывал и антисемитскую карту. Например, после заявления Сталина «Мы боремся против Троцкого, Зиновьева и Каменева не потому, что они евреи, а потому, что они оппозиционеры», Троцкий писал, что было здесь и «второе дно» – акцент на то, что вожди оппозиции – евреи. Это было верное замечание. Иметь в оппозиции евреев и не воспользоваться этим – для этого нужно было быть порядочным человеком. А Сталин был откровенным мерзавцем.
К концу 1930-х от еврейских учреждений в СССР сохранились лишь остатки «былой роскоши». Но связано это было не с антисемитизмом, а с успехами на пути ассимиляции евреев в русскую культуру, с растворением национального самосознания многих из них в советской жизни. Многие советские евреи ассимиляцию поддерживали. И касалась она не только евреев, но и других народов – общество пытались сделать более однородным.

После прихода к власти в Германии нацистов советская пресса и кино уделяли большое внимание осуждению германского антисемитизма. Достаточно вспомнить фильмы «Профессор Мамлок» и «Семья Оппенгейм». Но когда Сталин пошел на союз с Гитлером, то об антисемитизме нацистов быстро забыли, а еврея Литвинова убрали с поста наркома иностранных дел. Как-то сложно себе представить пакт Литвинова – Риббентропа, да?

Гитлер разбудил политический антисемитизм Сталина

Александр КУМБАРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь