Июль 27, 2018 – 15 Av 5778
«Этот парень далеко пойдет»

image

К 105-летию со дня рождения Менахема Бегина  

Менахем Бегин, седьмой премьер-министр Израиля (1977–1983 гг.), вошел в новейшую историю как первый крупный политический деятель еврейского государства, предпринявший практические шаги для замирения с арабским окружением. Можно по-разному относиться к подписанному им и египетским президентом Анваром Садатом 26 марта 1979 г. мирному договору, ставшему следствием Кэмп-Дэвидских соглашений, заключенных при посредничестве президента США Джимми Картера в сентябре 1978 г., но этот договор оказался значительным прорывом во внешнеполитической деятельности Израиля и дал ему передышку в непрекращающейся борьбе с арабским окружением. Это теперь, когда Израиль окреп во всех отношениях, арабы не решаются на крупные военные провокации. Тогда же, во второй половине 1970-х гг., ситуация была иной. И Менахем Бегин оказался, по известному выражению, в нужное время в нужном месте.
***
Мечислав Бегун (таково было его настоящее имя) родился 16 августа 1913 г. в польском Брест-Литовске, входившем тогда в состав Российской империи. Его отец Дов Зеев был секретарем еврейской общины и одним из первых в городе приверженцев идей сионизма, в духе которых и воспитывал сына. В десятилетнем возрасте Менахем вступил во всемирную сионистскую молодежную организацию левой ориентации «Хашомер-Хацаир», еврейский аналог скаутов, а в 16 лет примкнул к ревизионистскому крылу сионистов и стал членом молодежной сионистской организации «Бейтар». После окончания еврейской религиозной школы и гимназии в Брест-Литовске поступил на юридический факультет Варшавского университета и в 1931 г. был избран членом руководства польского «Бейтара». Спустя два года он был назначен командиром «Бейтара» в Бресте. В 1936-м, уже будучи магистром права, возглавил отделение «Бейтара» в Чехословакии, а в 1938-м стал «комендантом» «Бейтара» в Польше. Тогда же Бегин вошел в состав Центрального комитета движения польских сионистов-ревизионистов.
Он всегда отличался высокой активностью, старался во всем добиться максимальных результатов, но при этом был крайне радикален. Случалось, выступал даже против главы движения Владимира (Зеэва) Жаботинского, к которому всегда относился как к учителю (тот, кстати, однажды заметил: «Этот парень далеко пойдет»). Так было, в частности, и в 1936 г., когда в ответ на начавшиеся в подмандатной Палестине арабские беспорядки Бегин вопреки мнению Жаботинского потребовал принять самые решительные меры, и в 1939-м, когда после учиненных арабами еврейских погромов организовал массовую манифестацию протеста у британского посольства в Варшаве, за что был арестован польской полицией и провел шесть недель в заключении.
Став руководителем польского «Бейтара», Бегин начал формировать ячейки его боевой организации ЭЦЕЛ («Иргун цваи леумми») и пытался организовать массовый выезд польских евреев в Палестину. После нападения фашистской Германии на Польшу Бегин предложил польскому правительству сформировать часть из бейтаровцев, но получил отказ. При приближении немцев к Варшаве он вынужден был сбежать в Вильнюс, где в 1940 г. был арестован советскими властями и приговорен к восьми годам лагерей как «агент британского империализма» и «социально-опасный элемент». Но в следующем году он как польский подданный был освобожден из заключения в Печорлаге и (еще не зная о том, что все его родные погибли от рук немцев) вступил в сформированную в СССР польскую армию Андерса, в составе которой в 1942 г. оказался в Палестине.
***

Юрий ПЕРЕВЕРЗЕВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь