Декабрь 27, 2016 – 27 Kislev 5777
«Этический код ЦАХАЛа не изменился»

image

Беседа с первым религиозным генералом израильской армии  

С экс-главой Совета национальной безопасности Израиля и бывшим замначальника военной разведки Яаковом Амидрором мы говорим о том, возможно ли палестино-израильское урегулирование, актуален ли сегодня этический код ЦАХАЛа и почему множество бывших высокопоставленных силовиков примкнули к левому лагерю.

– Господин генерал, вас можно назвать ровесником государства – вы родились 15 мая 1948 г. Росли стопроцентным саброй или в семье иногда вспоминали доисторическую родину?
– Мою маму привезли в страну четырехлетней девочкой из Польши. В Эрец Исраэль она стала активисткой «Бейтара», а потом ЭЦЕЛа, за что несколько лет провела в британской тюрьме. Она мечтала родить меня по истечении срока британского мандата на Палестину. И ей это удалось: 14 мая в 16.00 Бен-Гурион провозгласил независимость, а в полночь, когда срок мандата истек, на свет появился я. Родители отца жили под Киевом, но между мировыми войнами переехали в Польшу. Мой отец Арье Теплицкий совершил алию незадолго до войны, а вся его семья, оставшаяся в Польше, была уничтожена. Во время войны отец служил в британской армии, был пленен нацистами в Греции, попал в лагерь военнопленных в Германии, откуда его освободили американцы, и вернулся в Эрец Исраэль. Но вы правы, несмотря на корни, я рос стопроцентным саброй.
– Когда надели кипу? В Израиле 1970-х религиозный офицер был редкостью.
– Кипу я ношу с детства: семья наша была не религиозной, но традиционной. В 1966-м я призвался в десантные войска, участвовал в Шестидневной войне – и все это с кипой на голове. Офицеров в кипе тогда было действительно немного, и, признаюсь, мне было приятно стать первым (не считая военного раввината) религиозным генералом в ЦАХАЛе. Но сегодня религиозный офицер – обыденность.
– Как изменился кадровый состав армии за эти годы?
– Стало больше религиозных евреев, выходцев из стран Востока – представлены все сектора израильского общества. На заре государства доминировали жители кибуцев, но страна изменилась, и армия – вместе с ней. Появляются и солдаты-харедим, хотя офицеров-ультраортодоксов еще нет.
– Заметно ли снижение мотивации к службе?
– Нет. Во-первых, боевые части в каждом призыве на 100% комплектуются из добровольцев. В этом плане положение даже улучшилось по сравнению с годами моей службы. Второй критерий – резервисты, уровень явки которых во время Второй Ливанской войны и операций в секторе Газа превышал 100% потребности. А ведь многие могли избежать резервистской службы. И третий критерий, очень показательный, – ситуация с подписанием контрактов. Желающий стать пилотом должен помимо обычной трехлетней службы подписать контракт еще на шесть лет, офицером – от года до двух. И у ЦАХАЛа нет отбоя от желающих.
— Традиционно считается, что армия вне политики, но так ли это сегодня? Многие командиры высказываются по политическим вопросам, да и вас соратники по правому лагерю критиковали за то, что, будучи против размежевания, вы призывали солдат не отказываться от выполнения приказа по выселению поселенцев Газы из своих домов.

Беседовал Михаил ГОЛЬД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Email This Page

Социальные сети