Январь 1, 2018 – 14 Tevet 5778
Естественное дыхание музыки

image

Владимир Могилевский о Шопене, Листе и импровизации 

С 2014 г. в лучших концертных залах Германии регулярно идет литературно-музыкальная программа «Ein Winter auf Mallorca» («Зима на Мальорке»). Этот проект повествует о пребывании зимой 1838–1839 гг. на испанском острове двух незаурядных личностей – писательницы Жорж Санд и композитора Фридерика Шопена.
Программу придумала певица Штефания Адомайт, которую называют «боннским воробушком». Причина такого прозвища в том, что уже более 25 лет она специализируется на французском шансоне, уделяя основное внимание репертуару легендарной Эдит Пиаф (ее артистический псевдоним переводится с французского именно как «воробушек»). В программе «Зима на Мальорке» Адомайт читает воспоминания Жорж Санд о времени, проведенном на испанском острове с Шопеном, а на большом экране демонстрируются портреты героев программы и виды тех мест, где они бывали. Причем Штефания тщательно поработала с текстом и нашла очень точные интонации.
Музыка Шопена в этой программе звучит в исполнении Владимира Могилевского, который живет в Эссене. Он родился в Москве, учился в Гнесинском институте (ныне Российская академия музыки им. Гнесиных) на одном курсе с Евгением Кисиным. В 1995 г. Владимир переехал в Германию, концертирует и записывает альбомы. Он лауреат международного конкурса пианистов в Порто (Португалия, 1992), международного фестиваля в Охриде (Македония, 1998) и обладатель одного из призов II Международного конкурса и фестиваля искусств «Золотая Ханукия» (2004), проводимого Всемирным конгрессом русскоязычного еврейства. Ценно, что пианист часто берется корректировать несчастливую судьбу произведений, которые незаслуженно выпадают из исполнительской практики, предаются забвению. Он стремится популяризировать их, включая в свои концертные программы.
Я беседовал с Могилевским после его дебюта в Большом зале Берлинской филармонии.

– Владимир, как вы познакомились со Штефанией Адомайт и включились в проект «Зима на Мальорке», который отличается от вашей обычной концертной практики?
– Все произошло как-то спонтанно. Адомайт и ее партнеры, помогавшие ей осуществлять этот проект, услышали обо мне и решили, что я и есть необходимый им шопеновский эксперт. Я, конечно, с иронией отношусь к такому определению.
– В последние годы вы действительно часто играете музыку Шопена. Вероятно, Адомайт побывала на одном из таких ваших выступлений и не осталась равнодушной.
– Я очень люблю сочинения этого композитора. В моем репертуаре восемь шопеновских программ, которые публике очень нравятся. Одну из них услышали Адомайт и ее партнеры, после чего пазл задуманного ими проекта сошелся. Им также было известно, что я выступал на Мальорке. В 1993 г. меня пригласили туда на международный фестиваль вскоре после того, как я в Португалии выиграл свой первый международный конкурс. Позднее я играл и в Вальдемосе, где жили Шопен и Жорж Санд и где сейчас находится музей композитора.
– Вы автор музыкальной концепции проекта «Зима на Мальорке». И я обратил внимание, что в большинстве своем произведения, включенные в эту программу, были написаны или завершены в 1938–1939 гг., когда Шопен жил на испанском острове.
– Я составлял эту программу прежде всего с таким расчетом, чтобы музыкальные темы по настроению максимально совпадали с литературным текстом. Но я действительно руководствовался понятной логикой – использовать те произведения, которые Шопен написал на Мальорке. Прежде всего, это 24 прелюдии. Известно, что Шопен практически весь этот цикл завершил на острове. И еще я включил в эту программу Фугу, которую очень редко исполняют, а я очень люблю это произведение.
– Это очень необычное для Шопена сочинение, опубликованное только после его смерти. Вполне возможно, что он и не стремился его издавать, а рассматривал его как хорошую композиторскую и пианистическую практику. Он очень любил и ценил Баха, и ему, безусловно, было интересно написать нечто в духе своего кумира.
– Возможно, для Шопена это и была своеобразная проба. Конечно, во многих его произведениях есть полифонические моменты. Но завзятым полифонистом его назвать нельзя. По сути, это двухголосная фуга, простая по конструкции. В ней нет таких сложностей, которые встречаются в типичных трехголосных фугах Баха, который был величайшим и непревзойденным до сих пор полифонистом. А в случае Шопена очень интересно, что он...

Программа «Ein Winter auf Mallorca»
24.01.2018, 20.00. Tonhalle Düsseldorf (Mendelssohn-Saal), Düsseldorf
28.01.2018, 19.00. Musik- und Kongresshalle Lübeck (Konzertsaal), Lübeck
01.04.2018, 19.00. Gewandhaus Leipzig (Großer Saal), Leipzig

Беседовал Сергей ГАВРИЛОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь