Памяти Марии Рольникайте  

7 апреля в Петербурге в возрасте 89 лет умерла Мария Григорьевна Рольникайте. Это имя многое говорит всякому человеку, которому небезразлична судьба восточноевропейского еврейства во времена Холокоста.
Ее называли литовской Анной Франк. И в самом деле, в судьбах и влиянии на мировое общественное мнение этих двух еврейских девочек было много общего. Обе они, находясь под прессом нацизма, вели свои дневники, в которых открыли миру ощущения подростков, их восприятие ужаса Катастрофы. Но только Мария Рольникайте, в отличие от Анны Франк, не погибла, а выжила – и в Вильнюсском гетто, и в последовавших за ним нацистских концлагерях – и написала на материале своих дневниковых записей книгу «Я должна рассказать», изданную по-русски в 1965 г., пять лет спустя после русскоязычного издания дневников Анны Франк.
Мария стала еврейским, русским и литовским писателем (писала на всех трех языках), публицистом, общественным деятелем, прожила долгую жизнь, сначала в Вильнюсе, а после 1965 г.– в Ленинграде, Петербурге. Но главным делом ее жизни была эта дневниковая книжка, переведенная на 18 языков и принесшая ей мировую известность.
Я помню то впечатление, которое произвела на нас, советских евреев, эта книжка (она и сейчас стоит на моей книжной полке – на обложке красный цветок на фоне колючей проволоки). Как мы читали и перечитывали этот практически первый достоверный документ о жизни и гибели гетто, неохотно пропущенный через цензуру советского тоталитаризма с его подспудными юдофобскими комплексами. У каждого из нас кто-то из родственников, из близких людей сгорел в пламени Холокоста, и страницы этой книги открывали весь ужас и всю правду этой трагедии. Безыскусственность повествования о столь близком нам недавнем прошлом перекликалась с реалиями послевоенной действительности с ее разнообразными проявлениями антисемитизма.
В 2002 г., отвечая на вопрос издания «Народ книги в мире книг» об отношении к евреям в нынешней Литве, Мария Григорьевна сказала следующее: «В современной Литве, особенно в „желтой прессе“, главенствует идея, что главная вина в депортации литовцев в 1940-е гг. лежит на евреях, которые служили в советских карательных органах. Поэтому геноцид евреев представляется местью литовского народа. Переубедить их бывает очень трудно. Ясно, что депортировали в Сибирь по классовому, а не по этническому принципу. Вывезли и более 2000 евреев – в довоенной Литве богатых евреев было предостаточно, особенно в Каунасе. Как и везде в мире, бытовой антисемитизм существует и в Литве. Но на государственном уровне – нет. Бывший президент Бразаускас издал указ, по которому день 23 сентября – день ликвидации Вильнюсского гетто – объявляется днем траура, днем памяти геноцида литовского еврейства. В этот день по всей стране вывешиваются флаги с траурной лентой… По официальным статистическим данным, в годы Холокоста выжило 4% евреев Литвы. К сегодняшнему дню в живых из них остались единицы».
Вот и еще одна из выживших ушла в мир иной. Помянем ее добрым словом.

М. Р.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь