Ноябрь 28, 2014 – 6 Kislev 5775
Двойственность образа

image

Правда и ложь в творчестве большого писателя 

Изучение жизни и творчества Ильи Эренбурга заставляет задуматься о разнице между двумя понятиями – интеллектуальность и духовность. Духовный человек всегда оригинален, интеллектуал же, являясь своего рода кладезем познаний, все же не способен (или не склонен) к созданию своей собственной концепции. Рассуждая о людях, обществе, истории, морали, он использует эти свои знания для доказательства истинности неких законов и правил, до него и без него выработанных. Он ищет истину не в жизненных реалиях, а в той или иной расхожей догме, в каком-либо учении, которым он доверяет гораздо больше, чем свидетельствам бытия.
Отличие духовного человека от интеллектуала в том, что первый свободен в своих суждениях от какой-либо догмы и подчиняется лишь своей совести, требующей от него создания мировоззрения, основанного не на догматических учениях, а на честном, пусть и весьма трагическом видении фактов жизни. Интеллектуал, как правило, массовиден. Он ничего не утверждает, кроме того, что принято утверждать в определенной социальной группе, к которой он принадлежит.
***
Говорить об Эренбурге и легко и трудно. Легко потому, что он был вроде бы открыт читателю: написал о себе книгу воспоминаний «Люди. Годы. Жизнь»; почти на всех его произведениях, на самой их стилистике лежит отпечаток его личности, а в его первой повести «Необычайные приключения Хулио Хуренито» среди учеников великого авантюриста значится и Илья Эренбург.
И тем не менее контуры этой личности расплывчаты. При кажущейся откровенности его писаний всегда остается ощущение, что за искренность выдается ее имитация, за богатейшей культурой автора скрывается духовный примитив. Обнаруживаешь, что при всей кажущейся, а подчас действительной оригинальности Ильи Эренбурга он представляется очень знакомым типом европейского человека первой трети ХХ в. – интеллектуала, которого лишь в советских условиях можно было определить как интеллигента. У Эренбурга были некоторые черты, благодаря которым его можно было бы отнести к русской интеллигенции, однако доминантные свойства его личности и творчества исключают его из ордена интеллигенции.
Обучаясь в московской гимназии, 13-летний Илья Эренбург увлекся идеями социал-демократии и вместе со своим другом Николаем Бухариным стал распространять листовки с призывами уничтожить существующий реакционный строй, за что и был арестован. После освобождения из тюрьмы он в 1908 г. уехал в Париж, где в 1910 г. издал свой первый сборник стихотворений; в нем сказалась склонность автора к новейшему искусству.
Чувство прогресса не изменило Эренбургу и в советское, сталинское время, когда он заявил: «Писатель не должен больше довольствоваться ни гениальными предчувствиями, ни спорными догадками, перед ним научная (то есть прогрессивная. – Г. А.) теория марксизма-ленинизма, блистательно себя оправдавшая». И в своих мемуарах он написал, что какие бы страшные события в сталинском Советском Союзе ни происходили, в сознании и его, и всего народа вера в идею социализма оставалась непоколебимой.

Герман АНДРЕЕВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию