Октябрь 28, 2016 – 26 Tishri 5777
Движение – всё, цель – ничто

image

Вряд ли, формулируя более века назад этот принцип в противовес марксовой теории неизбежности социалистической революции, лидер II Интернационала и правого крыла германской социал-демократии Эдуард Бернштейн предполагал, что со временем он будет взят на вооружение как его идейными наследниками, так и их противниками. Но именно так происходит нынче в Европе, которая уже давно находится в кризисе, в чем никак не желала себе признаться и, вероятно, не призналась бы, если бы не нынешняя иммиграционная волна и решение Великобритании о выходе из ЕС. Нынче же, выступая в Европарламенте, президент Еврокомиссии Жан-Клод Юнкер вынужден говорить об «экзистенциальном кризисе» Евросоюза.
После таких слов логично было бы ожидать, что на очередном саммите ЕС не только состоится нелицеприятный разговор о том, как Европа дошла до такой жизни, но и будут намечены реальные шаги по выходу из кризиса. Тем более, что на сей раз организатором саммита был премьер-министр Словакии Роберт Фицо. Тот самый, который после теракта в Париже в ноябре 2015 г. заявил: «Я не вижу ни одной причины – будь то права человека, или гуманизм, или собственная выгода типа дешевой рабочей силы – для того, чтобы мы игнорировали огромный риск для безопасности, который таит в себе эта иммиграционная волна».
Однако, вероятно, и положение хозяина встречи обязывает, и закулисное давление сыграло немалую роль. В итоге на встрече глав европейских государств и правительств Фицо уже не настаивал на конкретных решениях, а все время говорил о «братиславском процессе». Процесс же, как известно, предполагает дискуссии, обмен аргументами, согласование позиций, но вовсе не обязательно – конкретный результат. Вернее, результатом является демонстрация стремления антагонистов к единству без детализации того, каким образом этого возможно добиться. Между тем к началу встречи оппоненты были едины лишь в одном: та ситуация, в которой Европа оказалась в 2015 г., не должна повториться. Понимая полярность позиций, организаторы встречи подчеркивали ее неформальный характер и заранее предупредили, что по итогам саммита не планируется принятие официального документа и конкретных решений. Это устраивало не всех, и в итоге по настоянию Ангелы Меркель Жан-Клод Юнкер, выступая накануне в Европарламенте, изложил программу деятельности ЕС на ближайший год. После чего в итоговом заявлении участников встречи появилась фраза: «Мы решительно настроены на то, чтобы в ближайшие месяцы предложить нашим гражданам привлекательную Европу, которой бы они могли доверять. Мы уверены в том, что у нас хватит для этого воли и сил». Дальше следуют общие слова о том, что ЕС видит для себя в качестве основных задач: улучшение сотрудничества в области обороны и охраны внешних границ, стимулирование экономического развития и поддержка инвестиций, борьба с безработицей среди молодежи…
В общем, всё как всегда. И неудивительно, что итогами встречи недоволен не только венгерский премьер Виктор Орбан, традиционно критикующий Брюссель. Его итальянский коллега Маттео Ренци был настолько разочарован, что даже отказался принять участие в совместной пресс-конференции с Ангелой Меркель и французским президентом Франсуа Олландом, поскольку уверен, что его страну, как и Грецию, оставили один на один с гигантской проблемой беженцев, которых в Италии с каждым днем становится все больше. На саммите же о потоках беженцев из Африки предпочли не говорить, а лишь твердили о том, каким эффективным оказалось соглашение с Турцией. Между тем после его вступления в действие и перекрытия балканского маршрута из Греции в Северную Европу 90% беженцев попадают в ЕС через Италию. За первые восемь месяцев нынешнего года их число уже превысило 130 тыс., но большинство европейских стран не спешат «разгрузить» Италию. Да и принятое в сентябре 2015 г. решение о переселении 160 тыс. ранее прибывших в Грецию и Италию беженцев практически саботируется: до сих пор переселен всего 5651 человек.
То ли поняв полную бесперспективность обязательных квот, то ли не желая накалять и без того существенное противостояние между сторонниками и противниками массового приема беженцев, участники саммита в итоге согласились модернизировать парадигму иммиграционной политики ЕС, что, в конечном итоге, можно рассматривать как политическое поражение Ангелы Меркель. Речь идет о предложенной так называемой Вышеградской группой (в нее входят Польша, Венгрия, Чехия и Словакия) и поддержанной Еврокомиссией концепции «эластичной солидарности», которая измерялась бы не только количеством принятых беженцев, но и другими формами участия, например помощью в охране внешних границ, а также финансовой поддержкой тех стран, которые борются с миграционным наплывом.

Михаил ГОЛЬДБЕРГ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь