Январь 31, 2019 – 25 Shevat 5779
Две страсти Давида Сигалова

image

К 125-летию со дня рождения известного врача и коллекционера  

Сентиментальность… Это состояние души многогранно. И все же особый отклик в моей душе вызывают люди, посвятившие себя святому делу – врачеванию детей. Во всяком случае, сентиментальные чувства вспыхивают во мне всякий раз, когда я всматриваюсь в контуры старинной постройки – здания бывшей поликлиники у входа на территорию известной киевской больницы «Охматдет».
Совсем рядом потоком несутся машины. Но если подняться чуть вверх и остановиться у старой поликлиники, то перед глазами открывается вид на другие корпуса «Охматдета», все этапы истории которого символизируют стремление к великой цели – охране здоровья матери и ребенка. И яркой величиной в этой благородной панораме предстает личность известного киевского педиатра и коллекционера-мецената Давида Лазаревича Сигалова.
Давид Сигалов, родившийся в Переяславе-Хмельницком 3 февраля 1894 г., принадлежал к так называемому «булгаковскому поколению». В 1912 г. после окончания гимназии с золотой медалью, что позволило ему преодолеть «процентную норму», Давид был принят на медицинский факультет Киевского университета Святого Владимира. Но ровно через сутки решил перевестись на юридический. Узнав об этом, его отец немедленно приехал в Киев. Отчаяние отца был таким сильным, что Сигалов снова пошел к ректору. «Что вы прыгаете, как блоха?» – резко спросил тот. «Единственная причина – подчиняюсь воле отца», – ответил студент. Ректор наложил на заявление резолюцию «Перевести», и Давид Сигалов вновь оказался на медицинском факультете, где в то же время, на два курса старше, учился будущий автор «Мастера и Маргариты» Михаил Булгаков.
Через два года грянула Первая мировая, и хотя университет и продолжал работать, большинство старшекурсников-медиков были направлены на фронт. Среди них был и Сигалов, ставший полковым врачом несмотря на совсем молодой возраст. После контузии Давид был демобилизован, с 1919 по 1924 г. работал детским врачом в родном городке.
В 1919 г. произошла трагедия. Знаменитый Феофил Яновский, именем которого сейчас назван Национальный институт фтизиатрии и пульмонологии, поставил 25-летнему Давиду Сигалову страшный диагноз «туберкулез легких» и произнес приговор: жить осталось пару недель. «Была зима. По дороге новая беда: нападают хулиганы и снимают шапку, – рассказывал позже сам Сигалов. – Но было так много планов… Я с болью задумался, как могу сохранить себе жизнь? Думалось так: „Если одно легкое не действует, значит, ее функции переходят на другое. Стало быть, здоровому легкому нужно больше кислорода“. Тогда я к ужасу родных стал требовать выводить меня на воздух. И так в течение всей зимы и весны. Температура начинает падать, здоровье крепнет, и постепенно я поднимаюсь на ноги».
Этот случай стал поворотным в судьбе начинающего врача, определив его врачебную и жизненную философию, основанную на культе воздуха. Приходя к своим маленьким пациентам, Давид Лазаревич в любое время года широко открывал форточку и призывал родителей не кутать больных чад, объясняя, что только воздух сделает их детей здоровыми. Сигалов говорил: «Почему картины так долго хранятся? Потому что они не любят тепло. Именно поэтому нужно, чтобы человек также жил при температуре 18°C, ведь только тогда организм мобилизуется».
В 1924 г. доктор Сигалов вернулся в Киев. Как раз в то время там происходило становление советской педиатрии. В частности, на переломе ХІХ и ХХ столетий кафедру и клинику педиатрии, построенную на пожертвования, основал и в течение многих лет возглавлял один из лучших ученых в этой области профессор Василий Егорович Чернов. Он подготовил целую плеяду талантливых детских врачей, среди которых был и доктор Сигалов...

Юрий ВИЛЕНСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь