Апрель 27, 2018 – 12 Iyyar 5778
Друзья и враги принца

image

Наследник саудовского престола совершил первое зарубежное турне  

Возвышение Мохаммеда, сына 81-летнего не блещущего здоровьем саудовского короля Салмана, началось еще в 2015 г. с назначения на пост министра обороны. Именно ему приписывается главная роль в начале военной интервенции коалиции арабских стран в Йемене. Многочисленные либеральные внутренние реформы, а также «резкие» шаги на внутренней и внешнеполитической арене привлекли и продолжают привлекать внимание к деятельности наследника престола.
Последние месяцы активно муссируются слухи о том, что Мохаммед бин-Салман не только де-факто, но и де-юре унаследует престол еще при жизни отца, но это все никак не происходит. Возможно, одним из признаков предстоящей формальной передачи власти является начавшееся в феврале сближение Саудовской Аравии (СА) с Пакистаном. Даже, скорее, результат этого сближения – отправка Исламабадом воинского контингента для размещения на саудовской территории.
Поскольку пакистанцы не собираются участвовать в операции в Йемене или каких-либо боевых действиях, подобный ход можно объяснить лишь двумя причинами. Первая и главная – это имеющиеся у Мохаммеда опасения, связанные с внутренними угрозами, которые могут возникнуть на фоне предстоящей формальной передачи ему власти в королевстве. Напомню, что назначение Мохаммеда наследником вместо племянника короля вызвало немало нареканий в многотысячной семье местных принцев. Да и дальнейшие события – либеральные реформы, а также аресты принцев, высокопоставленных чиновников и бизнесменов, – добавили монаршему сыну врагов.
Вторая причина приглашения пакистанского воинского контингента – подать сигнал Ирану: мол, старый союзник Эр-Рияда в случае надобности вновь готов прийти на помощь. Вновь – потому что после 2015 г., когда Исламабад под бременем собственных внутренних проблем отказался участвовать в интервенции в Йемене, отношения между СА и Пакистаном охладели. Сыграло свою роль и нежелание Исламабада демонстрировать враждебное отношение к Ирану и Катару. Однако давние союзнические связи и, видимо, деньги не могли не сыграть свою роль, и началось очередное сближение. Правда, в период ирано-иракской войны Пакистан уже направлял в СА воинский контингент, да и пакистанские советники с наемниками не покидали армию королевства. Наконец, принято считать, что СА в заметной степени финансировала создание Исламабадом ядерного оружия. И все же нынешняя отправка пакистанских военных в СА выглядит несколько необычно, так что Исламабад даже заявил, что данный маневр не направлен против Ирана.

Давил ШАРП

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь