Январь 1, 2018 – 14 Tevet 5778
«У Аллаха другой план»

image

Три сценария исламизации Европы? 

То обстоятельство, что во многих странах – членах Евросоюза в последние годы резко увеличилось число «пришельцев» из исламских стран, давно уже не тайна, о нем много пишут, в том числе и «Еврейская панорама». Практически в каждом более или менее крупном западноевропейском городе сегодня имеются «исламские гетто» – целые районы, где проживают почти исключительно мусульмане, не особо рвущиеся общаться с коренным населением и зачастую существующие по законам, не всегда совместимым с законами страны. В некоторых городах подобные районы разрослись уже почти до размеров самого города. Но это только начало, предупреждают вашингтонские специалисты-демографы из «мозгового центра» Pew Research. В своем опубликованном в конце ноября исследовании «Europe's Growing Muslim Population» («Растущая мусульманская популяция Европы») они спрогнозировали три сценария на период до 2050 г. Все они заставляют задуматься, поскольку показывают, что удельный вес носителей ислама в Европе будет возрастать даже в том случае, если европейцы немедленно закроют свои границы и полностью прекратят любую легальную миграцию из исламских стран.
Первый сценарий – именно этой «нулевой» иммиграции – обещает прирост доли мусульманского населения в 30 европейских странах (страны – члены ЕС, а также Швейцария и Норвегия) с нынешних 4,9 до 7,4%, а в Германии – до 8,7%. Причина понятна: с учетом прибывших в последние годы беженцев средний возраст мусульманского населения в среднем на 13 лет ниже, чем у коренных европейцев, и показатель рождаемости у них значительно выше.
Второй сценарий основан на «средней» иммиграции, когда в Европу больше не будут прибывать стихийные соискатели убежища, а иммиграция будет регулярной, в основном трудовой или студенческой. В этом случае доля мусульман в Европе более чем удвоится – примерно до 11%.
Третий сценарий – «высокой» иммиграция, сопоставимой по темпам с той, какая была зафиксирована в 2014–2016 гг. В этом случае удельный вес мусульманской популяции в Европе вырастет почти втрое (до 14%), а в Германии – даже до 20%.
Понятно, что во всех трех случаях речь идет об абстрактном моделировании, поскольку ни одна из радикальных гипотез, лежащих в основе крайних сценариев (как полное прекращение иммиграции, так и сохранение ее пиковых темпов на продолжительное время) не является реалистичной. Правда, как это чаще всего бывает, лежит посередине. Однако, как пояснил руководитель исследовательской группы Конрад Хакетт, подобные сценарии нужно рассматривать, чтобы показать обществу возможные последствия принятия тех или иных политических решений.
Каковы бы ни были эти решения и реальная реализация гипотетических сценариев, очевидно, что доля мусульман в Европе растет и будет расти. Конечно, можно утешаться тем, что в ближайшие десятилетия приверженцы ислама еще не составят большинство жителей Европы. Но это самообман. Во-первых, сыны и дочери Аллаха куда более активны и пассионарны, чем флегматичные и чаще всего ни во что не верящие европейцы. Во-вторых, по данным упомянутого исследования, к 2050 г. численность неисламского населения Европы уменьшится с нынешних 495 до 446 – 463 млн человек. В случае «нулевой» иммиграции общее количество европейцев уменьшится с 521 до 482 млн. Уже сегодня из этого делается абсолютно неверный вывод: чтобы сохранить свой уровень достатка и пенсионную систему, Европа нуждается в иммиграции (обсуждению вопроса о том, почему этот вывод ошибочен, будет посвящена статья в одном из ближайших номеров).
Но даже если согласиться с утверждением о том, что без исламских иммигрантов Европа обречена, то придется признать: вопрос не только в количестве «пришельцев» (а оно, по прогнозам исследователей Pew Research, в зависимости от принятого сценария увеличится с нынешних 25,8 млн до 36–75 млн, и это без учета воссоединения семей и разницы между числом лиц, подлежащих депортации и реально покинувших Европу), но и в их способности, а главное – желании интегрироваться в европейское общество.
В разных европейских странах вера в это желание различна, что выражается в огромных различиях в иммиграционной политике. Так, по мнению исследователей, страны Восточной Европы, а также Португалия вопреки давлению из Брюсселя, Берлина и Парижа сохранят свое решение максимально ограничить прием мусульманских беженцев. А потому даже в случае реализации самого радикального, третьего, сценария доля мусульман в общей численности населения Польши составит 0,2%, Румынии – 0,9%, Португалии – 2,5%, Венгрии – 4,5%, в то время как в западноевропейских странах даже в случае реализации «нулевого» варианта этот показатель будет куда выше: в Германии, Италии, Австрии и Швейцарии – около 9%, в Швеции и Великобритания – 10–11%, во Франции и в Болгарии – от 12 до 13%. В сценарии со средним темпом иммиграции к 2050 г. мусульмане будут составлять более 20% населения Швеции. Ей в хвост пристроятся Франция, Великобритания, Норвегия и Италия. Германия «отстанет» – ей прогнозируют 10,8%. По худшему сценарию, в 2050 г. каждый третий житель Швеции и почти каждый пятый житель Австрии, Германии и Франции будет мусульманином (для сравнения: в 2016 г. доля мусульманского населения в Германии составила 6%, а в Швеции – 8%).
Реакция на публикацию исследования Pew Research в разных странах различная.
Германские СМИ привычно твердят о том, что определяющим является не религиозная принадлежность иммигрантов, а их готовность соблюдать законы и уважать традиции принимающей страны (о том, почему это в целом логичное утверждение далеко не всегда справедливо в отношении приверженцев ислама, представляющего собой не столько религию, сколько идеологию, «Еврейская панорама» уже писала). Тем не менее показателен уже сам тот факт, что предостережение, пусть и неявное, за которое еще недавно чуть ли не линчевали таких авторов, как Тило Саррацин или Гуннар Хайнзон, нынче обнародуют практически все масс-медиа страны. А на сайте либерального и весьма дружественного мусульманским иммигрантам издания Die Zeit даже цитируется лондонский имам, заявивший: «Мы покорим Европу с помощью животов наших женщин».
Между тем еще более 10 лет назад подвергнутый тогда обструкции консервативный германский публицист Райнер Грелль написал: «Ислам уже не раз стоял у ворот Европы и пытался военными методами расчистить себе дорогу туда. До сих пор каждый раз удавалось отбросить его назад… На наших глазах происходит очередная попытка. Но на сей раз мусульмане действуют умнее: они отказались от использования оружия и пытаются достичь своей цели, используя „долгий марш по институциям“. Так, например, 15 апреля 2001 г. бывший в то время председателем исламского объединения „Милли Гёруш“ Мехмет Сабри Эрбакан заявил: „Европейцы думают, что мусульмане приезжают в Европу только для того, чтобы заработать денег. Но у Аллаха другой план“».
А британская писательница Жизель Литтман еще в 2001 г. издала под псевдонимом книгу «Еврабия. Европейско-арабская ось», в которой подробно анализировала новую тактику исламской инвазии в Европу, базирующуюся, в частности, на антиамериканизме, ненависти к Израилю и готовности европейцев из страха и алчности предать своих естественных союзников в погоне за новыми «перспективами». Работая над книгой, она еще не могла знать о том, что через шесть лет после ее выхода в свет великий муфтий Боснии и Герцеговины Мустафа Церич заявит на прошедшей в Вене конференции «Ислам и Европа» о начале «искореняющей христианство исламской эры» на континенте. Это заявление, очевидно, так обрадовало либеральный Фонд им. Теодора Хойсса и тогдашнего президента Бундесрата Риту Зюссмут, что 12 мая 2007 г. муфтию была вручена премия им. Теодора Хойсса. А хвалебную речь с описанием заслуг лауреата произнесла будущий кандидат на пост президента ФРГ от СДПГ Гезине Шван. Между тем уже тогда эксперт ХДС в области ислама Кристина Кёлер писала на интернет-сайте газеты Die Welt о том, что требования Церича сводятся к тому, «что все мусульмане Европы должны быть объединены вокруг единого политического и духовного руководства, жить по законам шариата, причем государство должно соответствующим договором гарантировать существование этого параллельного общества». Предупреждение не помогло: год спустя муфтий получил премию им. Ойгена Бизера, которую ему вручил тогдашний глава МВД ФРГ Вольфганг Шойбле.
Права была мужественная и бескомпромиссная итальянская журналистка Ориана Фаллачи, написавшая в феврале 2005 г.: «Европа больше не Европа, а Еврабия – колония ислама, где исламская инвазия происходит не только физически, но и на духовном и культурном уровне. Покорность по отношению к завоевателям отравила демократию, что привело к очевидным печальным последствиям как для свободомыслия, так и для самой концепции свободы».
Эту самую покорность известный французский писатель Мишель Уэльбек не только описал в своем романе, но и вынес в его заглавие. Собственно, он художественными приемами описал практически то же самое, что нынче сухим языком цифр довели до общественности эксперты Pew Research: ислам уже давно и успешно находится на марше с целью покорения Европы. И неизвестно, есть ли шанс его остановить. По крайней мере в Германии надежд на это немного.
Куда выше шансы на это в Австрии, где общество уже, похоже, осознало всю серьезность ситуации. В ходе недавнего социологического опроса, проведенного по заказу Австрийского интеграционного фонда, мнения респондентов о возможности конструктивного сосуществования коренного населения и иммигрантов хотя и разделились точно пополам, однако три четверти опрошенных подтвердили существование в стране параллельного исламского общества. Такая же доля респондентов не согласилась с утверждением о том, что ислам является частью Австрии. Восемь из каждых десяти участников опроса высказались за более строгий контроль за происходящим в мечетях, 86% полагают необходимым повнимательнее присмотреться к их зарубежному финансированию, а у 84% тревогу вызывает деятельность исламских детских садов.
Еще большую тревогу прогноз американских ученых вызвал в Швейцарии, где...

Борис НЕМИРОВСКИЙ, Марк ГРИНБЕРГ

Сомнительное лидерство
По итогам первой половины 2017 г. ФРГ приняла больше соискателей убежища, чем все остальные европейские страны вместе взятые. По данным Евростата, в этот период в Германии было рассмотрено 357 625 прошений о предоставлении убежища и удовлетворены 182 525 из них. За тот же период во всех остальных странах – членах ЕС были приняты решения по 199 405 заявлениям. Согласно этой статистике, второе место по числу поданных заявлений занимает Франция (подано 54 тыс., положительное решение вынесено в 16 600 случаев). Далее следуют Италия (38 тыс. и 16 400 соответственно), Австрия (26 500 и 16 600) и Швеция (25 тыс. и 12 700). Беженцев, желающих найти приют в восточноевропейских странах, немного: в Хорватии поданы 245 заявлений, в Словении – 150, в Словакии – 60. Замыкает список Люксембург, куда за защитой обратились лишь 15 человек.
Хотя германские ведомства и удовлетворяют более половины прошений о предоставлении убежища, отклоненные соискатели все чаще – не в последнюю очередь благодаря поддержке неправительственных организаций или на основе врачебных справок о болезнях, о которых почему-то не упоминалось в ходе рассмотрения заявления – оспаривают отказы в судах (в 2017 г. туда обратился каждый второй из них, в то время как в 2016-м – лишь каждый четвертый). При этом если в 2016 г. успеха в суде добивался каждый десятый, то в 2017-м – каждый четвертый. Подобная ситуация влечет за собой немалые дополнительные расходы для налогоплательщиков. Так, за первые 11 месяцев 2017 г. Ведомство по вопросам мигрантов и беженцев потратило на оплату судебных разбирательств 20 млн. € – вдвое больше, чем за весь 2016 г.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь