Июль 29, 2016 – 23 Tammuz 5776
Дон Соломон, племя в сборе!

image

В истории США Соломон Бибо остался коммерсантом, губернатором и вождем племени акома  

Дело в шляпе
Еврейский эмигрант из Пруссии – гражданин США – руководитель компании Bibo & Co – индейский вождь... Если бы его землякам из городка Бракель (ныне земля Северный Рейн – Вестфалия) рассказали о перевоплощениях Соломона Бибо, младшего сына кантора Исаака Бибо, они бы решили, что их разыгрывают.
Успех пришел к нему на Юго-Западе США, в общении с племенем акома. Правда, относительно титула Соломона царил разнобой. Называли его не только вождем, но и шефом, и губернатором, и витиевато, по-испански, доном Соломоном. Однако нередко и по-простому, как его называла мама, – Шломо. Соломон не обижался. Действовал по ситуации. В зависимости от того, с кем встречался. И наряд подбирал соответствующий. Шел на племенные праздники – повязывал на голову платок из ткани традиционной красно-желтой окраски. Отправлялся в синагогу - надевал кипу. Назначал деловые свидания - широполую шляпу, в которой щеголяли ковбои и коммерсанты.

Строители еврейской жизни
Cемья Бибо в Бракель прибыла из Варбурга в 1840 г. и практически «с колес» предприняла усилия по созданию в доме по Остхаймер-штрассе, 14 общинного центра с молельным залом и еврейской школой. Два классных помещения были рассчитаны на 23 и 13 мест. 11 учеников были детьми Исаака Бибо, учителя и кантора.
Многие годы евреи провели в Бракеле в ожидании лучших времен. А те все не наступали. В иудейской среде царили нищета и убожество. 5 декабря 1849 г. король Пруссии Фридрих Вильгельм IV разогнал Национальное собрание, принявшее «Фундаментальные права для немецкого народа» и провозгласившее равенство всех граждан, в том числе и евреев, перед законом. Король издал собственный вариант Конституции, либеральные надежды рухнули, и многие из тех, кто искренне поверил в возможность перемен, отправились в эмиграцию. Среди них были и старшие дети Исаака – Натан и Симон, перебравшиеся в Новый Свет в 1866-м.

Языки семьи Бибо
В октябре 1869-го 16-летний Соломон последовал за ними. Однажды за ужином старшие братья полюбопытствовали:
– А все же зачем ты приехал сюда, Шломо? Хочешь найти Эльдорадо?
– Если честно, я не стремлюсь найти золото в буквальном смысле, – ответил юноша. – Я ищу золотую жилу, но жилу случая, который поможет мне что-то сделать для людей.
Он быстро освоил английский и последовал совету еврейских пионеров Юго-Запада – делать ставку на торговлю с индейскими племенами. С самого начала главным словом в лексиконе братьев Бибо было слово «репутация». Индейцы уже обожглись на торговых сделках с белыми, которые нещадно грабили аборигенов, пользуясь их безграмотностью. Братья Бибо же выступали за справедливость, выручая относительно невысокий процент от продажи в магазинах в Лагуне, форте Уингейт и Берналило керамики, одежды, поделок из камня и кости и другой продукции местных племен. Успеху сопутствовало знание языков. В дополнение к родным немецкому и идишу, а теперь и английскому пришельцы из Германии довольно скоро освоили испанский плюс несколько индейских языков. В том числе язык племени акома. Лингвисты считают, что это в известной степени можно считать подвигом, на который в те времена были способны в США лишь немногие белые. Причина была известна: акома слыли племенем суровым и несговорчивым, с ним старались не иметь дел.
У акома была суровая школа. Они уже побывали под властью Испании и управлением Мексики, когда у них отнимали родовые земли. Попытаться заговорить с акома и постараться завоевать их доверие мог лишь белый человек особой породы, и именно таким оказался Соломон Бибо. Он, иудей, помнил историю своего народа и лучше остальных понимал, что такое погромы и гонения.

Бизнес и не только
Соломон получил лицензию на открытие фирмой Bibo & Co, которую по приезде в США основали его братья, торговли в месте поселения племени акома. Доказывая свою правоту и защищая права индейцев, заработал в департаменте внутренних дел репутацию смутьяна и кличку «еврейский защитник акома».
Индейцы попросили власти обозначить их границы на государственной карте. Это было непросто, поскольку границы эти не были зафиксированы, а сами акома определяли их по лишь им ведомым знакам, передававшимся из поколения в поколение. Соломон понимал: акома мыслили не милями, не акрами, а знаками на земле – камнями, берлогами и деревьями. Чиновники же потешались: «Ничего себе доказательства!» Поэтому многочисленные попытки определить правильные границы оказывались бесплодны. Но Бибо от имени акома предпринимал всё новые усилия, и в 1884 г. департамент внутренних дел проявил благосклонность. В числе документов, выданных Соломону, был и заверенный договор с акома, с помощью которого Бибо надеялся защитить эти земли от постоянных посягательств сквоттеров. Это был подписанный 7 апреля 1884 г. 30-летний договор аренды, по которому все земли акома переходили к Соломону Бибо, за что тот платил 12 тыс. долл. – невероятные по тем временам деньги. Он также, как сказано в документе, обязался защищать индейский скот и выплачивать 10 центов с каждой тонны угля, добытой на землях акома.
По иронии судьбы, этот документ оказался одним из самых проблематичных в жизни Соломона. Его обвинили в мошенничестве, потребовалось судебное разбирательство. Инициатором тяжбы был Педро Санчес, уполномоченный по делам индейцев, курировавший племя акома. Завидуя удачливому rico israelito (богатому еврею), он требовал от федерального правительства отмены контракта. Однако справедливость была в значительной степени восстановлена.

Торговый агент, вождь, губернатор
В 1888 г. еврейский эмигрант из Пруссии, начинавший в Новом Свете как торговый агент, стал в Америке индейским вождем (по терминологии акома) и губернатором индейского поселения Пуэбло (этим термином испанцы называли деревни оседлых индейских племен, чтобы отличить их от кочевых). Правда, фактически вождем он стал тремя годами ранее. Это связано с личными обстоятельствами.
На Хуане Валле, внучке прежнего губернатора Пуэбло Мартина Валле, Соломон Бибо женился дважды: 1 мая 1885-го – на церемонии в племени акома (так захотела ее родня) и 30 августа 1885 г. – на гражданской церемонии с участием мирового судьи. Примечательно, что формально Хуана, которая была католичкой, как и большинство местного населения, прошедшего пору испанского владычества, перешла в иудаизм (так захотел жених). Однако, поскольку у раввинов не было доступа на индейские территории, брачную церемонию узаконил католический священник. Удивительное хитросплетение религий и судеб...
С той поры Соломон Бибо четыре раза прямым голосованием избирался губернатором Пуэбло. И сделал, по свидетельству местных газет, для развития Пуэбло больше, чем все вместе взятые губернаторы и переводчики, которые работали с племенем акома до него. Он строил больницы и школы, расширял коммерческие связи с другими регионами США, отправлял подростков в промышленное училище в Карлайл (Пенсильвания). Отбыв четыре срока вождем, Соломон освобождает место преемнику, оставаясь членом племени, и пользуется всеми привилегиями, положенными акома.
В 1898 г. семья Соломона Бибо покинула племя. Во-первых, между «традиционалистами» из племени акома, настаивавшими на сохранении традиционных индейских методов воспитания, и правительством США, стремившимся цивилизовать индейцев, возник конфликт, который чуть не привел к партизанской войне, и в нем Бибо был на стороне «прогрессистов». А во-вторых, он желал дать своим детям еврейское образование, поэтому и перебрался в Сан-Франциско. Но и после этого он продолжал думать о племени акома, продвигая его коммерческие интересы в магазинах Сан-Франциско.

Наследие Соломона
К 1898 г. Бибо был обладателем солидного имущества – банковских активов, собственности в различных городах Нью-Мексико, магазинов и сданного в аренду стада в 20 тыс. голов. Все это стало наследством Соломона его детям. Они разъехались по разным штатам США, но сохранили благодарность родителям, подарившим им две разные культуры – иудейскую и индейскую. Любопытный факт: одного из своих сыновей после бар-мицвы в синагоге родители послали в племя акома для прохождения традиционного индейского ритуала посвящения в мужчины.
И тогда, и по сей день родственники Хуаны, продолжающие вести традиционный индейский образ жизни, с удовольствием принимают многочисленных гостей – потомков Соломона Бибо и его жены.
Хуана сыграла большую роль в жизни Соломона. Она довольно легко интегрировалась в мир белого человека, безукоризненно овладела английским, стала отличной матерью и хозяйкой дома. Хуана пережила Соломона, скончавшегося 4 мая 1934 г., на семь лет. Они похоронены на еврейском кладбище в Колме, рядом с Сан-Франциско. В память о необыкновенной семье Бибо назван небольшой городок в Нью-Мексико.
Семья Бибо стала частью истории Юго-Запада США. Ее нынешние представители, вчитываясь в записи предков, удивляются упорству, с которым те занимались торговлей, добычей угля, скотоводством, преодолевали трудности. Соломон Бибо обрел свое Эльдорадо: он нащупал свою золотую жилу, научившись жить в мире с любым человеком, на каком бы языке он ни говорил. Это – главное, что он завещал своим потомкам, ставшим достойными гражданами США.

Александр МЕЛАМЕД

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь