Май 28, 2014 – 28 Iyyar 5774
Дом Пьеро

image

Роман Столкарц нашел свою таинственную страну 

Пришедший к строгому соблюдению традиций иудаизма Роман Столкарц, прославившийся ролью Пьеро в «Приключениях Буратино», с журналистами встречается крайне редко. Да и не каждый из «акул пера» поедет в самарийское поселение Пдуэль, где построил свой дом самый романтичный из героев легендарного кинофильма. Но благодаря журналисту Александру Казарновскому – тоже поселенцу и человеку религиозному – читатели «Еврейской панорамы» могут узнать, как живет друг Буратино и Мальвины.

***
Пдуэль – обычное поселение в Западной Самарии, совсем недалеко от «зеленой черты». Одиноко стоящее. В случае договора с Абу-Мазеном обречено… А поселение красивое. Отсюда, как на ладони, Холон и Ашдод, Тель-Авив и Петах-Тиква, Кфар-Саба и Герцлия, Нетания и Хадера. Вон она, хадерская электростанция, на самом берегу. Бинокля не надо. Вспоминается старая совковая шутка: «Передача „По странам и континентам“ ко Дню ракетной техники». Но это в случае, если сбудется мечта Керри, Ципи Ливни и Яира Лапида. А пока всё тихо.
Но Пдуэль – это еще и дом Романа Столкарца. Как, вам это имя ни о чём не говорит? Что ж, устройтесь в кресле поудобнее, закройте глаза и вспомните старый детский фильм…
Кто доброй сказкой входит в дом?
Кто с детства каждому знаком?
Кто не ученый, не поэт,
А обошел весь белый свет?
Бу! Ра! Ти! Но!
Вспомнили Пьеро из «Приключений Буратино»? Так вот, Пдуэль – его дом. Маленькое пояснение. Житель Тель-Авива скажет: «Мой дом в Тель-Авиве». Поселенец скажет: «Мой дом – Пдуэль». Чтобы это понять, надо просто переехать жить в Иудею и Самарию.
Пьеро, то бишь Роман, некогда сыгравший роль кукольного поэта, поэтом и остался. Он влюблен в землю Израиля, в еврейский народ, в свой Пдуэль. Сегодня известный врач Столкарц, проводя для нас экскурсию по местной синагоге, воистину прекрасной, взахлеб рассказывает:
– У нас нет картин, у нас нет скульптур. Мы саму жизнь превращаем в искусство. Вот дверь. Ну дверь и дверь. Приладил доску – и готово. Но можно превратить и дверь в произведение искусства. Видите? – он показывает действительно замечательную чеканку на дверях – тигр, орел, олень и лев. – Сказано: «Будь дерзок, как тигр, легок, как орел, быстр, как олень, и могуч, как лев, исполняя желание Отца твоего, Который на Небесах». А вот бама – возвышение для чтения Торы. Смотрите: пол и ступени здесь – просто обтесанные куски скал, на которых когда-то выросло поселение. У меня есть приятель в соседней деревне. Я ему говорю: «Хамдан, ты знаешь, что здесь было до нас?» Он отвечает: «Так я же здесь всю жизнь прожил! Что было? Скалы были…»
Мы поднимаемся на баму, и Роман продолжает:
– Что является символом Торы? Что есть источник жизни? Вода. Поэтому края бамы сделаны в форме стенок кувшинов, а люстра – в виде падающего дождя. А вот створки арон-а-кодеш – ковчега, где хранятся свитки Торы. Видите, вязь в виде семи растений Земли Израиля и надпись: «Выкупленные Господом домой вернутся с радостью!» Вот так и мы – выкуплены Вс-вышним, вернулись домой и укоренились здесь, как эти растения. А теперь посмотрите вверх, на женскую половину синагоги. Видите? Барьер украшен символическими изображениями. То ли это арфа Давида, то ли пламя свечи, то ли женские пальцы, то ли и то, и другое, и третье. А вот взгляните на ту стену – там начертаны имена наших близких, ушедших от нас. За их души мы молимся. А рядом со стеной поставлен покрытый лаком ствол рожкового дерева. Кстати, у нас на въезде в поселение целый парк таких деревьев. Есть такие, которым по 800 лет!

Да, конечно, это всё тот же Пьеро, тот же романтик, только не тот, что полон меланхолии, как в начале фильма, а открывший в себе бездну задора в тот миг, когда начал читать: «Лису Алису жалко, плачет по ней палка!..»
Он вспоминает:
– Были зимние каникулы. Мама, врач, нашла в себе силы после тяжелого рабочего дня сводить еврейского мальчика на кастинг. Участие в этом фильме имело поистине мистическое значение в моей жизни, оно всю ее изменило…
Каким образом изменило, мы так и не узнали. Быть может, сыграло свою роль то, что многие создатели фильма и артисты были нашими соплеменниками, в том числе и Дима Иосифов, исполнитель роли Буратино. А быть может, таинственная страна, куда герои уходят в конце фильма, в сознании Романа преобразилась со временем в Эрец-Исраэль. Как бы то ни было, время пришло, и еврейский мальчик из Минска стал религиозным человеком, израильтянином, поселенцем. Пьеро, задававший вопрос: «Не лучше ли с кукольной жизнью расстаться?» – расстался с кукольной жизнью и зажил настоящей.

Александр КАЗАРНОВСКИЙ

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь.

Написать письмо в редакцию