Май 1, 2015 – 12 Iyyar 5775
Долгое эхо войны

image

70 лет немцы избывают наследие нацизма  

Поколению евреев, которое пережило Вторую мировую войну и сегодня живет в Германии, особенно важно понять отношение немецких сограждан к прошлому их отечества, отцов и дедов. На протяжении ХХ в. немецкому народу дважды довелось пережить сладость побед и горечь поражений в планетарных мясорубках. Первая мировая завершилась для него чувствами обиды и оскорбления в связи с крахом империи Гогенцоллернов, ненавистью к его «виновникам» и жаждой реванша за позор проигрыша. Вторая мировая обернулась для Германии несравненно бóльшими потерями людей и материальных ценностей, полной и безоговорочной капитуляцией вермахта со всеми вытекающими последствиями. Как же отразилась тотальная катастрофа Третьего рейха в умах и сердцах побежденных и их потомков?

Кто виноват и что делать?

Эти «исконно русские» вопросы неумолимо встали перед населением Германии с первых послевоенных лет. Перелом в общественной психологии немцев начался на пятом году войны, когда напор союзных армий с востока и запада, мощные удары с воздуха по городам страны вызвали у жителей Германии предчувствие неизбежного разгрома, нарастающую тревогу и панический ужас перед возмездием победителей. После оккупации страны эмоциональный стресс у немцев усилился вследствие крайнего обострения материальных бедствий, гибели близких, преследований активных нацистов и участников войны, массового притока беженцев.
В «нулевые годы» (1945–1950) большинству немцев, охваченных глубокой апатией, погруженных в решение трудных бытовых проблем, было не до размышлений о своем прошлом и будущем страны. И все же к рефлексии их вынуждали потрясения, вызванные денацификацией с целью ликвидации структур Третьего рейха и очищения германского общества от идеологии тоталитаризма. Сложность состояла в том, что гитлеризм сумел подчинить себе бóльшую часть населения. Ведь около 8,5 млн немцев были членами НСДАП, более 1,5 млн молодых людей состояли в гитлерюгенд. Более 11 млн служили в вермахте, полиции, СД. Главным послевоенным событием стал международный трибунал над бывшими руководителями гитлеровской Германии в Нюрнберге. Затем последовали 12 судебных процессов над крупными эсэсовцами, промышленниками, участниками массовых казней, генералами, дипломатами, судьями, врачами. Только американским командованием было рассмотрено более 900 тыс. дел нацистских преступников.
Рядовые бюргеры испытали шок, узнав о характере и масштабах преступлений против человечности, совершенных гитлеровским режимом. Первый президент ФРГ Т. Хойс назвал эту психологическую реакцию «коллективным стыдом». Оккупационные власти на западе страны перевоспитывали население путем его ознакомления при помощи СМИ с наиболее омерзительными сторонами деятельности нацистов. Демонстрировались документальные фильмы о лагерях смерти, причем посещение сеансов нередко связывалось с получением продуктовых карточек. Людей привозили в концлагеря, чтобы они увидели наглядные следы преступлений. Однако «простые попутчики» часто обнаруживали неспособность долго скорбеть о жертвах и с облегчением утешались тем, что не они виноваты в злодеяниях, о которых прежде якобы не знали.
С началом холодной войны военные трибуналы западных союзников, а вслед за ними германские суды стали смягчать приговоры, увеличивать число досрочно освобожденных и оправданных. В 1948 г. контроль над денацификацией в западных зонах был полностью передан немцам. Среди реабилитированных и амнистированных оказались владельцы военных концернов, спонсоры Гитлера, пропагандисты нацизма и антисемитизма. Из 6 млн лиц, признанных в разной степени причастными к преступлениям нацизма, 98% не понесли наказания. В кинокомедии К. Хоффмана «Привидения в замке Шпессарт» (1958) есть символическая сцена: в зале суда внезапно обваливается штукатурка и под ней оказывается свастика. Вместе с тем любая популяризация, тем более героизация нацизма, демонстрация его эмблем и символов находились под строжайшим запретом.
В эпоху К. Аденауэра преобладал настрой на «подведение черты». Возник негласный сговор о консенсусе на основе «целительного» коллективного забвения и вытеснения травм недавнего прошлого. Завеса молчания и сочувствия позволила многим прятавшимся нацистским преступникам через несколько лет переправиться в Латинскую Америку. Аденауэр немало сделал для возрождения демократии в ФРГ, но в то же время, ссылаясь на дефицит квалифицированных кадров, способствовал приему бывших гитлеровцев на работу в госучреждения. Так, позже со скандалом были уволены статс-секретарь его канцелярии Глобке, при нацизме популяризатор расовых законов, и Оберлендер – министр по делам беженцев, в прошлом эсэсовец. С нацистскими корнями оказались две трети юристов и сотрудников Министерства иностранных дел ФРГ, абсолютное большинство преподавателей университетов. Выступавшим против такой кадровой политики Аденауэр отвечал: пора прекратить «вынюхивание нацистов». Впоследствии федеральными президентами стали Г. Любке и К. Карстенс – также бывшие наци. Канцлер К.-Г. Кизингер, занимавший пост пропагандиста в Рейхе, публично получил пощечину от журналистки Беате Кларсфельд.

Глас народа

Наиболее опасной жизнь граждан была в советской зоне оккупации, где многие становились жертвами произвола, насилия, грабежей. Обвиненных в пособничестве нацизму отправляли в концлагеря, превращенные в филиалы ГУЛАГа. В 1950 г. Институт анализа общественного мнения в Алленсбахе провел социологическое исследование на тему поведения войск держав-победительниц. 95% опрошенных на востоке Германии заявили, что сохранили «самое неприятное впечатление» о «советских оккупантах». Позже ГДР рекламировала себя как государство, в котором с нацистским прошлым покончено. Вместе с тем в рядах правящей Социалистической единой партии Германии насчитывалось до 100 тыс. бывших нацистов. Историк О. Каппельт в «Коричневой книге» перечислил свыше 900 фамилий политиков, гэбистов, военных, врачей, деятелей искусства и прочих функционеров, в прошлом активных членов НСДАП, сделавших в ГДР карьеру. На востоке страны немцы вынуждены были тщательно маскировать свои взгляды на ее прошлое.

Давид ШИМАНОВСКИЙ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь , заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию