Июнь 23, 2014 – 25 Sivan 5774
Десять ответов об иврите

image

То, о чём туристы часто спрашивают израильских гидов 

1. В Израиле два государственных языка: иврит и арабский. Ни англий-ский, ни тем более русский государственными языками страны не являются.Однако все дорожные знаки и таблички сназваниями улиц дублируются по-английскидля туристов. А по-русски пишутся вывески«русских» магазинов, а также дублируютсяназвания лекарств и правила их приема.

2. Иврит и арабский – семитскиеязыки и языки родственные. Одна-ко знание иврита мало поможет впонимании арабского, и наоборот. К тому жеписьменность у каждого языка своя.К семитским языкам относится и арамей-ский язык. Две тысячи лет назад он был рас-пространен на всём Ближнем и Среднем Вос-токе – от Египта до Ирана и Индии – точно также, как в современном мире распространенанглийский язык. На арамейском языке на-писаны многие еврейские молитвы и Талмуд.Но и сейчас язык этот не мертвый. На нём го-ворит очень маленький народ, айсоры, кото-рых в России называют ассирийцами).

3. В письменном иврите нет глас-ных букв. Только в текстах длядетей и в молитвенниках имеютсяогласовки – черточки и точки под буквамиили рядом с ними. В арабском языке огласов-ки почти не применяются. Одинарные, двой-ные и тройные точки над или под арабскимибуквами являются частью этих букв.Сначала отсутствие гласных в иврите кажет-ся великой трудностью языка. Русский фило-соф В. В. Розанов видел в этом даже великуюконспирацию. Отсутствие гласных в иврите, поего мнению, превращало язык в «иудейскуютайнопись»: слово невозможно произнести,значит, невозможно раскрыть до конца егозначение. Вот где спрятана сокровенная тайнаиудаизма: написано одно, говорится другое!Поэтично, но неверно. Видать, ВасилийВасильевич не учил английский язык. Тому,кто начинает изучение этого языка, сначалакажется, что выучиться читать по-английскиневозможно. Никаких правил, сплошные ис-ключения. Написано «Манчестер», но читатьследует «Ливерпуль». Однако по мере изуче-ния языка приходит понимание, а желаниенаписать письмо британской королеве спросьбой реформировать английское пра-вописание сходит на нет.То же самое происходит и с ивритом. Сво-еобразное устройство семитских языков об-легчает чтение. И в иврите, и в арабском язы-ке различные грамматические формы имеютопределенную, присущую только этим фор-мам огласовку. Поняв этот принцип, привы-кнув к нему и расширив словарный запас,человек понимает, что гласные буквы, соб-ственно говоря, не нужны. И так всё ясно.

4. В ивритском алфавите 22 буквы.Ивритские буквы (как и арабские)происходят из арамейской пись-менности, которая восходит к письменности,придуманной финикийцами (Финикия на-ходилась там, где нынче расположен Ливан).Изобретение буквенной письменности в Фи-никии – одно из важнейших достижений чело-вечества. В современном ивритском алфавите,как и в древнем финикийском, каждая букваимеет название, совпадающее с каким-либословом. Например, «бет» – «дом», «далет» –«дверь», «каф» – «ладонь», «шин» – «зуб». На ос-нове финикийского алфавита возник не толькоивритский алфавит, но и греческий. Помните,как называются греческие буквы? «Бета»,«дельта», «каппа»… Правда похоже?Интересный факт: единственный семит-ский язык, пользующийся латинским алфа-витом и гласными буквами, – мальтийский.Есть еще более экзотический пример. ВXIV–XV вв. в Великом княжестве Литовскомговорили на белорусском языке. Для удоб-ства караимов, татар и купцов, приезжавшихс Ближнего и Среднего Востока, слова бело-русского языка записывали арабскими бук-вами справа налево.

5. Существует расхожее мнение, чтоиврит – мертвый язык. Это неверно.В течение 2000 лет после разруше-ния второго Иерусалимского Храма областьего применения была ограничена религи-озной сферой. Иврит изучали мальчики вшколе-хедере, в результате чего этот языкзнали все мужчины. Читая молитвы, псалмыи религиозные трактаты, евреи вполне по-нимали, о чем они молятся и что читают. Вповседневной жизни святой язык не употре-бляли отчасти из-за того, чтобы не запятнатьего святость, отчасти потому, что не былонужды. С народами, в среде которых евреижили, общение происходило на языке этихнародов. Да и между собой проще было го-ворить на языке соседей, разве что добав-ляя в него специфические свои слова. Так,к примеру, возник идиш, который по правусчитается одним из германских языков, хотяписьменность в нем еврейская. Вспомнитеарабский вариант белорусского языка и неудивляйтесь таким чудесам. А иврит следо-вало бы назвать не мертвым языком, а язы-ком «заснувшим».

6. Но даже и в те времена иврит то идело служил языком общения. Делов том, что еврейская религиознаямысль бурлила и развивалась на всём про-странстве, где жили евреи: от Португалии доБагдада и от Вильно до Йемена. Религиозныемыслители, как бы далеко они друг от другани жили, переписывались на иврите и знали отрудах друг друга. Перевода не требовалось.Иврит в еврейском мире исполнял ту же роль,какую в мире европейском играла латынь.

7. Таким образом, Элиэзер Бен-Иегудав конце XIX в. не оживил иврит, какпринято думать, а «пробудил» его.Пробудил с немалыми трудами и ввел в по-вседневное обращение. Вследствие чегоприобрел громадное количество врагов прижизни и долгую славу после смерти. Врагамибыли в основном ультрарелигиозные люди,которые не желали выводить святой язык нагрязные базарные площади и заплеванныегородские улицы.

8. В возможности иврита стать сред-ством общения всех евреев сомне-вались многие. В том числе и осно-воположник политического сионизма ТеодорГерцль. По его словам, на иврите даже нель-зя купить билет на поезд до Палестины. Чтоскрывать, Герцль очень хотел, чтобы в буду-щем еврейском государстве все говорили наязыке великой культуры, то есть по-немецки.В крайнем случае, по-французски, как мечталгерой И. Бабеля знаменитый Беня Крик. Какговорится, не срослось.Труды Бен-Иегудыстолкнули с места лежачий камень. Оказа-лось, что у иврита словарного запаса впол-не хватает для того, чтобы выразить многиепонятия нового времени. Более того, сло-вообразовательные возможности древнегоязыка оказались вполне на уровне высокихтребований, предъявляемых к языку совре-менному. Многие слова были взяты из Тал-муда, но многие были образованы из родныхсемитских корней по присущим языку сло-вотворческим моделям. И «кассу», и «билет»,и «поезд» с «паровозом» не пришлось заим-ствовать из «более культурных» языков. Темболее что заимствовать «международные»слова в иврит из несемитских языков оказа-лось не так-то и просто.Аналогичная история произошла в том жеXIX в. с чешским языком. Чехи не захотели за-имствовать «международные» слова, вполнерезонно опасаясь, что после таких заимство-ваний их язык превратится в упрощеннуюразновидность немецкого языка. Вместо это-го они на полную мощность включили словот-ворческие возможности своего, тоже, кстати,«разбуженного» языка. И вместо «театра» вчешском получилось «дивадло», вместо «аэ-роплана» – «летадло», а вместо «алюминия» –«хлинник». Не хуже, чем «театрон», «матос» и«хамран», правда? Так что «пробуждение» ив-рита и вхождение его в число современныхязыков не исключение и не особый случай.

9. Вот что на иврите, действительно,сложно прочитать, так это ино-странные слова, по какой-то при-чине транскрибированные ивритскими бук-вами. Во-первых, это обычно длинные слова,которые без гласных прочесть трудновато.Немного помогает то, что роль гласных игра-ют такие буквы, как «йуд», «вав» и «алеф», ко-торые читаются как «и», «у» и «а». Да еще пообразцу греческого или французского языкадифтонг «алеф» + «вав» читается как «о». Новсё равно название хорошего ресторана,расположенного в лесу совсем недалекоот Иерусалима, – «Печёнка» – прочтешь не-сколько раз, пока поймешь.

10. Правда, некоторые «междуна-родные» слова иврит захваты-вает с удивительной легкостью.Например, аббревиатура SMS была без трудавоспринята как корень, который в ивритеобычно состоит из трех букв. И вот вам ре-зультат – новое ивритское слово «лесамес» –посылать SMS-сообщение. Его охотно упо-требляют, хотя неизвестно, одобрила ли этослово Академия языка иврит. Еще более смач-ные примеры – ивритские слова «халтура»,«балаган» и «кибенимат». Означают они несовсем то, что в русском, однако вылавливатьих в речи израильтян русскоязычному ухуприятно. Последнее слово – не ругательство,а просто место, «куда Макар телят не гонял».

Максим БЛАУ