Размышления человека, вставшего на правильный путь 

Ислам – религия мира и демократической толерантности. Ислам – это реализация извечной мечты человечества о гармоничности человеческих отношений. Он – цель и воплощение гуманистической эволюции, практически преддверие рая. Это знает каждый. И если есть еще кто-то, кроме индейцев ямами из отдаленных районов поймы Амазонки, кто не сталкивался с повседневной исламской благодатью – к примеру, с греющим сердце антитеррористическим контролем в аэропорту с прощупыванием интимных мест, тот может проследить за практически ежедневным изобилием прелестных картинок и чудных сообщений о завидной райской жизни и взрывах автомобильных бомб, использовании ядовитого газа, генитальном обрезании девочек, массовых казнях и прочих замечательных событиях, произошедших в уже осчастливленных исламом регионах. При этом достаточно и десятой доли той информации, которую наши лживые СМИ, несмотря на все свои старания, не сумели скрыть или исказить.
А еще лучше пусть этот несведущий в качестве одного из многочисленных вариантов попробует прогуляться в сувенирной израильской майке или в кипе, как еврей, по одной из все более расширяющихся живописных зон с преобладающим исламским населением – к примеру, по берлинскому району, примыкающему к Адальбертштрассе, – где евреям появляться небезопасно.
Для эгоцентриков же, которые слишком переоценивают значение собственной физической неприкосновенности, и для лиц, склонных к расследованиям, остается, естественно, еще и возможность провести опрос среди одинаково элегантных женщин в изящной декоративной униформе с головы до пят, или среди принуждаемых к сексу малолетних жен, или среди гомосексуалистов, подвергающихся издевательствам, или среди похищенных и проданных в сексуальное рабство женщин, с тем чтобы смелым и набожным исламским мирным воинам было сподручнее их насиловать, или же среди неисправимых христиан и прочих недостойных инакомыслящих и иноверцев, не говоря уже о нашем брате еврее, от которого все беды, чтобы разузнать, какую неотъемлемую благодать для них всех представляет собой ислам.
Так как наведение справок об обезглавленных заложниках, побитых камнями нарушительницах супружеской верности и нойкёльнских жертвах убийств «во имя чести» представляется затруднительным, можно опросить в этих целях здешного регулярно мелькающего в телешоу гуру лжи и верховного исламского краснобая из Центрального совета мусульман Аймана Мазиека или получить справку у братьев (с ведома наших органов власти, наилучшим образом укоренившихся в сети исламского экстремизма) зампреда СДПГ и уполномоченного федерального правительства по исламизации (пардон, интеграции) Айдан Ёцгуз.

statistik-islam-moslem

«Невероятная надменность по отношению к суверену»

Приятно осознавать, что мы избрали в канцлеры мужественную женщину. Женщину без страха и упрека, настоящую Брунгильду, которой по праву могли бы гордиться нибелунги. Никто и ничто, а уж тем более насильственная экспансия ислама или потеря свободной западной идентичности и христиано-иудейского культурного наследия Европы не в состоянии внушить ей страх. Какой отличный пример для подражания!
Признаться честно, нам – налогоплательщикам – совсем не дешево обходится круглосуточная и ежедневная охрана канцлера и всего ее окружения, ее перемещения в бронированных лимузинах по оцепленных полицией улицам и в специальных самолетах на весьма важные международные митинги и конференции. Но оно того стоит. Никто не прощупывает интимные места нашего канцлера в ходе введенных преимущественно благодаря исламскому террору досмотров в аэропорту, и страх, присущий среднестатистическому гражданину, ей чужд.
Разумеется, канцлеру и всему ее защищенному привилегированному политическому истеблишменту было бы весьма к лицу – вместо того чтобы принимать активное участие главным образом в климатической истерии и безрассудном отказе от использования атомной энергии – самое позднее сейчас сделать этот страх и его причины первоочередной политической темой, чтобы не создавать питательную среду для укрепления правого политического фланга.
В то время как этот фланг давно уже распознал в обоснованных страхах центристской части общества огромный потенциал для «ловли рыбы в мутной воде», упрямый, a скорее, недальновидный отказ канцлера увидеть очевидную и повсеместную исламизацию нашей страны и нежелание с ней бороться обеспечивает правому флангу дальнейший приток последователей.
Вместо того чтобы развеять страхи граждан, г-жа Меркель, по выражению журнала Schweiz-Magazin, продемонстрировала в своей «новогодней речи, которая является изложением посредственного набора абстрактных точек зрения, пугающее высокомерие и невероятную надменность по отношению к суверену, которому она подчиняется».
Нынешнее германское руководство своей политикой умиротворения ислама само предоставило правым отличную возможность активно заняться исламской темой. Но даже если на демонстрациях в Дрездене и в других местах присутствуют в, бесспорно, значительном объеме ксенофобские настроения, неприемлемо паушально очерняющие беженцев, все же отчетливо бросается в глаза, что вопли со стороны канцлера, ее политических клакеров и всей толпы якобы благодетелей человечества из мейнстрим-СМИ, а также осуждение демонстрантов раздаются только тогда, когда те протестуют против исламизации, следующих за ней возможных изменений нашей системы правового государства и связанных с этим проявлений насилия и готовности к нему.

Страх легитимный и нелегитимный

Несмотря на то, что современные демонстрации против исламизации проходили до сих пор мирно, в новогодней речи нашего слепого на один глаз канцлера свободными от претензий в адрес агрессивных нарушителей спокойствия явно остаются только происшествия лета 2014 г. и в большинстве случаев мусульманские демонстрации с применением насилия, которые в качестве примера были задокументированы Г. Буурманом:
«В Гельзенкирхене 12 июля 2014 г. прошла антиизраильская демонстрация, на которой раздавались выкрики: „Евреев – в газовые камеры!“
12 июля 2014 г. слова „Аллах велик!” и „Детоубийца Израиль” звучали в центре Франкфурта из динамиков полицейского автомобиля. Полиция на некоторое время предоставила мегафон своего служебного автомобиля демонстрантам. На одном из плакатов при этом стояло: „Евреи, вы бестии”.
Во время антиизраильской демонстрации в августе 2014 г. в Хагене полиция предоставила демонстрантам мегафон, который использовался для того, чтобы скандировать: „Детоубийца Израиль”.
В июле 2014 г. прошла демонстрация в Эссене, на которой скандировались лозунги „Говенные евреи!” и „Гори огнем, сраный еврей!”. При этом были замечены изображения свастики и звезды Давида. Некоторые демонстранты даже орали: „Адольф Гитлер!”
24 мая 2014 г. в 16.59 часть из 18 тыс. мусульман, собравшихся в Кёльне на Ланксес-арене, громко орала: „Будь проклят Израиль!“»
Как бы мало иллюзий мы ни питали в отношении того, что испытывает значительная часть дрезденских демонстрантов к своим еврейским согражданам и к защитной борьбе Израиля против арабских потуг его уничтожить, лозунг «Евреев – в газовые камеры!» скандировали вовсе не демонстранты PEGIDA, а мусульмане, которым было позволено проявить с применением насилия свою глубокую ненависть к евреям и Израилю практически без какого-либо вмешательства канцлера и без осуждения нашими клевещущими на Израиль СМИ. Наоборот, этот антисемитский шабаш был весьма кстати поддержан нашими государственными силами правопорядка.
Ничего не меняет в этом и навязанное Центральным советом евреев и его тогдашним президентом Дитером Грауманом малой группе присутствующих стилизованное под большую демонстрацию протеста против антисемитизма малодушное, служащее прежде всего зарубежной репутации алиби-мероприятие перед Бранденбургскими воротами.
Обремененное двойными стандартами, питаемое страхом потерять голоса мусульманских избирателей поведение наших политиков и ханжеских мейнстрим-СМИ по отношению к дрезденским демонстрантам совсем не учитывает наличия права гражданина на ненасильственное выражение своих страхов, причем даже тогда, когда другие их не разделяют.
По этому поводу Александр Грау пишет в своей статье: «Самое позднее со времен PEGIDA проводится различие между легитимными и нелегитимными страхами, протестующие подвергаются патологизации. Излюбленный аргумент при этом: протест против PEGIDA – это выражение диффузных страхов. Возможно. И все же политика живет за счет страхов – страха перед безработицой, страха перед войной или перед экологической катастрофой: граждане выбирают те или иные партии, так как беспокоятся по поводу своего будущего».
Однако очевидно, что в нашей стране имеются страхи легитимные и нелегитимные. Допустимо, к примеру, испытывать страх перед климатической катастрофой или атомным взрывом. Не дозволен же страх перед исламом или потерей самоидентификации.

«Мимо народа»

А что, собственно, произошло в конце прошлого года? Были дни, когда казалось, что Германия потеряла разум. И не только разум, но еще и выдержку, трезвость суждений и способность к реальному восприятию событий. Причиной истерии были демонстрации. Проходили oни мирно: машины не горели, до уличных битв не доходило, никто не был ранен, никакие гешефты не были разграблены. Но эти демонстрации, увы, были направлены против исламизации Европы и были организованы союзом с несколько громоздким названием «Патриотичные европейцы против исламизации Запада», коротко PEGIDA.
И если глава СДПГ Зигмар Габриэль еще смог обнаружить у PEGIDA «правомочные заботы», то премьер Северного Рейна – Вестфалии Ханнелоре Крафт предостерегала от «крысоловов», генсек СДПГ Ясмин Фахими – от «духовных поджигателей», а экс-канцлер Герхард Шрёдер, эксперт «Газпрома» по этике, вновь призывал «приличных людей к бунту». Министр юстиции Хайко Маас узрел в этих демонстрациях «позор для Германии», а лидер «зеленых» Джем Оздемир быстро выучил идиш и, поглядывая на демонстрантов, говорил о «мишпухе» и грозил правовым государством.
В этом хоре негодующих, естественно, не обошлось и без церкви: бамбергский архиепископ Шик символически отлучал демонстрантов PEGIDA от церкви как «нехристиан». Член СДПГ и председатель Совета евангелических церквей Германии Бедфорд-Штром счел демонстрантов «невыносимыми» и требовал принятия народно-педагогических мер. Кёльнский собор отключил на время проведения легальной демонстрации свое наружное освещение. Но не потому, что уже многие годы на доске объявлений перед его входом висят антисемитские плакаты, а в связи с тем, что граждане демонстрируют по поводу чего-то, что, вопреки массовым преследованиям христиан исламом, не нравится церкви.
Вершиной же менторскoго нагоняя стало высказывание канцлера. Как она нас просветила, в Германии хотя и существует свобода демонстраций, но для травли и клеветы места нет.
Однако это не совсем так. Само собой разумеется, в Германии можно клеветать, к примеру на «рынки», «Уолл-стрит» или «финансовых акул», особенно если они еврейские. Конечно, есть разница в том, против кого направлен протест: против таких абстрактных величин, как рынки или Уолл-стрит, или, как в случае с PEGIDA, против людей. И все же: что есть травля и клевета, а что – забота или обоснованный скепсис, решают сегодня в Ведомстве федерального канцлера. Хорошо, что мы наконец это знаем.
Ввиду такого единства политического фронта мог бы настать звездный час для СМИ. Какой шанс! Просто Эльдорадо для дифференцированного анализа, непредвзятого репортажа и тщательного журналистского расследования. Ан нет: вместо нейтральных и трезвых сообщений вынимают огромную дубину и дружно ею лупят. Суть: PEGIDA якобы не имеет рациональных аргументов, провинциальна, руководствуется страхами и предубеждениями, а потому не стоит снисходить до дискуссии – хотя бы одной – по поводу требований демонстрантов или дифференцированно их рассматривать. С ними нужно бороться. Редко встретишь бóльшую предвзятость.
При этом совершенно игнорируется право человека на мировоззрение, которое в левопрогрессивных кругах считается обывательским, его право выражать вслух якобы мелкобуржуазные или провинциальные требования. И его законное требование сохранять культурную гомогенность собственной родины, какой он ее знает и в какой он вырос.
Именно поэтому, однако, это бурлящее негодование, не проходящее неделями, так оскорбительно. Но прежде всего оно крайне опасно. Поскольку никогда раньше в истории Федеративной Республики суверен (народ) не был обруган подобным образом партийным, медийным и общественным истеблишментом.
Нравится это кому-то или нет, но, согласно опросу, проведенному YouGov для сайта Zeit-Online, 30% респондентов относятся к PEGIDA «с полным пониманием», 19% – «скорее с пониманием» и 26% – «с частичным пониманием». Иными словами, три четверти (!) немцев могут по меньшей мере частично согласиться с требованиями PEGIDA, а те, кто формирует мнение этой страны, «обращаются с ними либо как с малыми детьми, либо как с недоумками или трудновоспитуемыми» (A. Грау).
Собственно, к этому нечего добавить. Разве что вот это.
Мое возражение против демонизации дрезденских демонстраций – это не карт-бланш для усиления правых, недифференцированно ксенофобских и традиционно антисемитских тенденций в Германии. Однако я вижу в исламизации нашей страны в настоящее время – как это уже отчетливо заметно во многих местах – значительно бóльшую опасность для еврейской жизни. Здесь я могу порекомендовать прежде всего обратиться к примеру Франции.
Председателю Центрального совета евреев Шустеру с теми немногими вюрцбургскими евреями, которые его вообще знали и позволили ему унаследовать пост отца в общинном самоуправлении (а это менее 1% германских евреев), следовало бы поменьше проявлять себя в качестве полезного правительству, мейнстрим-прессе и политистеблишменту, жаждущего милостей сверху, подобострастного придворного еврея, а лучше было бы быть более сдержанным в своем безответном объяснении исламу в любви.
А здешним мусульманам (и особенно им), которые покинули свои страны происхождения не в последнюю очередь по причине невозможности жить там по принципам религиозного самоопределения и демократии, следовало бы активнее, чем все остальные, восставать против расширяющейся исламизации нашего общества и выказывать симпатию к требованиям по большей части по-настоящему обеспокоенных участников дрезденских демонстраций, вместо того чтобы набрасываться на них с ненавистью и злобой, как это делает покрыватель исламизации Мазиек.
Дегуманизация, отторжение и поношение движимых страхом людей, преднамеренное игнорирование причин их страха и боязливая политика умиротворения ислама, враждебно настроенного к интеграции, только усилит, вне сомнения, имеющиеся в наличии опасные правые тенденции демонстрационных движений, вместо того чтобы сводить их на нет энергичным противодействием преднамеренно и глуповато оспариваемой исламизации. Страх запретить невозможно, и это очень скоро должна будет осознать также и наша все более отчетливо правящая «мимо народа» госпожа канцлер.

Д-р Рафаэль КОРЕНЦЕХЕР

Написать письмо в редакцию