Январь 30, 2015 – 10 Shevat 5775
«Дело № 242»

image

Израильских политиков и чиновников подозревают в коррупции 

Весь Израиль обсуждает подозрения, падающие на замминистра внутренних дел Фаины Киршенбаум, ряда ее приближенных, членов семьи, а также представителей местных органов власти и руководителей спортивных организаций. Хотя скандал и получился необычайно широким, следует помнить о том, что речь пока идет только о подозрениях, причем не все они звучат убедительно.
На данный момент в «деле № 242», как его обозначают полицейские, значатся 15 инцидентов, связанных с подозрениями в коррупции на суммы от нескольких десятков тысяч до нескольких десятков миллионов шекелей. По этому делу проходят около трех десятков фигурантов. При этом следователи утверждают, что у них имеются неоспоримые улики против большинства подозреваемых.

Действующие лица и исполнители

По одной из версий полиции (а их озвучено уже не менее трех), расследование началось более года назад, когда в правоохранительные органы явился некий местный политик и сообщил, что от него требуют дать взятку. В ходе расспросов выяснилось, что речь идет не о взятке в обычном смысле слова, а об «откате»: в обмен на выделение бюджета те, кто его пробьет, хотели бы получить определенный процент этой суммы.
Дальше дело завертелось вокруг Дова Литвинова, главы регионального совета Тамар. Он был заподозрен в даче взятки Фаине Киршенбаум в обмен на получение миллионных субсидий, связанных с продвижением проектов по развитию туризма и инфраструктуры в районе Мертвого моря. Вскоре потянувшиеся ниточки привели следователей к Мордехаю Дааману, главе соседнего с Тамар регионального совета Мегилот. Дааман также был заподозрен в даче взятки Киршенбаум.
По словам следователей, с этого момента им стало ясно, что речь идет о целом ряде дел, укладывающихся в общую схему. В рамках коалиционных соглашений партия «Наш дом Израиль» (НДИ) через те или иные министерства и ведомства выделяла местным политикам или руководителям общественных организаций крупные денежные суммы, в которые был заложен определенный процент в качестве «вознаграждения за посредничество». Иногда таким «вознаграждением» должно было стать назначение на высокооплачиваемую непыльную должность кого-либо из приближенных замминистра МВД. Именно на этих условиях, по версии полиции, были переведены десятки миллионов в региональный совет Шомрона, которым руководит известный деятель «Ликуда» Гершон Месика; в региональный совет Голанских высот, зампредседателя которого является Габи Хамо; в общество «Эялим» под руководством Матана Дахана, а также Ассоциации израильского баскетбола и Ассоциации гандбола (первой в момент получения денег руководил Авнер Копель, вторую по сей день возглавляет Дорон Симхи). Вопрос о выделении бюджета и последующем отчислении процентов от него, разумеется, решался всеми вышеперечисленными лицами с глазу на глаз, при закрытых дверях. Таким образом, подчеркивает полиция, деньги выделялись не столько организациям (хотя шли зачастую на действительно важные и полезные дела), сколько конкретным людям, которые и должны нести персональную ответственность за свои действия.
В качестве посредников при заключении таких сделок, по версии полиции, выступали один из ведущих сотрудников аппарата НДИ Давид Годовский, бывший гендиректор компаний МААЦ и «Мекорот», а ныне председатель совета директоров компании «Нативей тахбура ирони» Алекс Вижницер, бывший министр туризма Стас Мисежников, лоббист Исраэль Иешуа, парламентский помощник Киршенбаум Виктория Рабина, гендиректор Минсельхоза Рами Коэн. Но в итоге, согласно подозрениям, все нити сходились в руках Киршенбаум. При этом, как уже указывалось, взятки, по версии полиции, давались не только деньгами, но и должностями с высокими зарплатами. К примеру, для дочери Фаины Киршенбаум Мейталь специально был создан пост в Ассоциации по разведению крупного рогатого скота.
После того как масштабы дела стали очерчиваться, оно было передано под опеку юридического советника правительства Иегуды Вайнштейна. Учитывая партийную принадлежность главы МВД Ицхака Аароновича, было решено не только не посвящать его в детали расследования, но и не сообщать ему о существовании данного дела. После тщательных проверок следователи также пришли к выводу, что ни лидер НДИ Авигдор Либерман, ни министры Яир Шамир и Ицхак Ааронович к подозрительным финансовым операциям не причастны.
Вскоре после начала следствия полиция стала прослушивать телефонные разговоры всех его фигурантов за исключением телефонов самой Киршенбаум, защищенной статусом депутата и замминистра. Правда, это не означает, что у полиции нет записей ее разговоров с другими подследственными. Просто когда занятый на прослушивании полицейский слышал на линии голос Киршенбаум, он отключался от прослушивания и включал аудиозапись. Затем эти записи были переданы судье, который должен был решить, какие из разговоров имеют отношение к делу и могут быть использованы следствием.
Некоторое время назад следователи стали осторожно вызывать подозреваемых на беседы и искать среди них тех, кто готов стать госсвидетелем. В итоге согласились два фигуранта. В течение нескольких месяцев они оставляли в полиции аудиозаписи своих разговоров с будущими подельниками.
Среди тех, чьи разговоры прослушивались, был бывший министр туризма Стас Мисежников. Недавно его вызывали на допрос по подозрению в финансовых махинациях и злоупотреблении служебным положением в бытность министром. При этом Мисежникову не сказали о том, что он подозревается в получении взяток и в посредничестве при даче взятки в связи с делом Киршенбаум. В результате, по словам следователей, Мисежников в разговорах по телефону подставил самого себя, дав следователям множество улик и информацию, о которой они даже не догадывались. Сейчас следователи уговаривают Мисежникова стать государственным свидетелем. В полиции исходят из того, что терять ему нечего: карьера Мисежникова закончена, а сделка с прокуратурой может снизить светящий ему срок.
Впрочем, имена госсвидетелей будут названы в последний момент. Пока же следствие продолжается и до его завершения далеко…

Еще раз о шпионах и разведчиках

Слухи о том, что против ряда высокопоставленных деятелей НДИ ведется расследование, ходили давно. После того как подозреваемых стали вызывать в полицию, удержать это в тайне было невозможно. Наконец 24 декабря Фаину Киршенбаум и других фигурантов вызвали уже не на беседу, а на допрос, после чего почти все они были доставлены в суд для рассмотрения возможности продления их ареста. В тот день в мировом суде Ришон-ле-Циона, казалось, собрались все самые известные и дорогостоящие адвокаты страны. Впрочем, ни один из них не успел ознакомиться с делом своего подзащитного, и потому они настаивали на освобождении или переводе под домашний арест чисто формально. Все понимали, что судья, которому еще два дня назад были переданы засекреченные материалы предварительного расследования, уже все решил.

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету вы можете здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь

Написать письмо в редакцию