Апрель 29, 2016 – 21 Nisan 5776
Даган, победитель дракона

image

Памяти бывшего главы «Моссада»  

+

17 марта скончался бывший глава «Моссада» Меир Даган – человек, поумеривший желание других народов поставить евреев на колени. Предлагаем вашему вниманию сокращенный фрагмент из книги Петра ЛЮКИМСОНА «Моссад».

…Впервые автор столкнулся с Меиром Даганом в 2000 г. на лекции в Дипломатическом клубе. Меня тогда удивила внешность этого человека, о котором в армейских кругах рассказывали множество невероятных историй. Ниже среднего роста, лысеющий, с брюшком, одетый в узкий пиджак и тяжело опирающийся при ходьбе на палочку, легендарный Меир Даган вовсе не был похож на супермена. Скорее он походил на хоббита из знаменитой эпопеи Толкиена. Помню, я попытался уговорить Дагана дать интервью, но получил категорический отказ.
В следующий раз я увидел его в канцелярии премьера в декабре 2010 г., за несколько дней до отставки с поста главы «Моссада». Он почти не изменился, разве что заметно похудел, но сходство с хоббитом от этого не исчезло. Разумеется, меня генерал не помнил, и все-таки я не мог не подойти к нему.
– Позвольте сказать вам спасибо за все, что вы сделали для Израиля и еврейского народа, – сказал я.
Я смотрел на этого еврейского хоббита и думал, со сколькими же «драконами» ему пришлось сражаться в последние годы: с иранской ядерной угрозой, с ХАМАСом, с «Хезболлой»… Впрочем, все это головы одного дракона по имени «исламский фундаментализм», поставившего своей целью уничтожить Израиль. И Даган за время пребывания во главе «Моссада» успел отрубить немало этих голов. Да, на их месте отрастали новые, но пока это происходило, Израиль получал передышку. А кроме того, Даган напомнил миру, что «Моссад» умеет сражаться с этим драконом, и вернул «Моссаду» славу одной из лучших спецслужб мира. Когда он уходил в отставку, было ясно, что это означает конец эпохи в израильской разведке – эпохи великого Меира Дагана…
***
Загадки в биографии Дагана начинаются с самого рождения: одни источники называют местом его появления на свет Новосибирск, другие – Одессу, третьи – Херсон. На самом деле он родился 30 января 1945 г. в холодном вагоне поезда, уносившего его родителей из Новосибирска в Херсон. Это был год, когда до евреев всего мира только начал доходить подлинный масштаб Катастрофы, и еврейки рожали детей, инстинктивно пытаясь восполнить гибель 6 млн своих сестер и братьев.
Супруги Губерман принадлежали к числу польских евреев, успевших покинуть родное местечко Луков еще до того, как в него вошли нацисты. Добрались до советской границы, были эвакуированы в Сибирь. И еще до окончания войны решили вернуться в Польшу, чтобы оттуда выехать в подмандатную Палестину. Однако по ряду причин дорога оказалась долгой, и семья Губерманов достигла цели только в 1950 г.
Вся их оставшаяся в Польше родня была уничтожена нацистами. Родителям маленького Меира как-то удалось достать последнюю фотографию его деда со стороны матери. На ней еще не старый раввин Дов-Бер Эрлих стоит в талите на краю расстрельной ямы в окружении немецких солдат. Видимо, через секунду после того, как был сделан этот снимок, прозвучал выстрел и рава Дова-Бера не стало. Но странное дело: несмотря на то, что он был поставлен на колени, Дов-Бер Эрлих излучает не страх – его воздетые к небу руки взывают о возмездии и выражают уверенность в его неотвратимости…

Копию этой фотографии, которая хранится в архиве «Яд ва-Шем», автору подарил сам Меир Даган

Где бы потом ни служил Даган, над его рабочим столом всегда висела эта фотография.
– Это мой дед! – говорил он каждому новому знакомому. – Старик напоминает мне, для чего нам нужно свое государство и как мы должны жить, чтобы его не потерять.
В Израиле Губерманы обосновались в Бат-Яме. О школьных годах будущего командира спецназа и главы «Моссада» известно лишь, что у него рано обнаружились способности к рисованию, так что многие прочили ему будущее художника. Но юный Меир посмотрел на фотографию деда и… на призывном пункте заявил, что хочет попасть в десантные войска. И не просто в десантные, а в «Сайерет маткаль» – разведку Генштаба, самое элитное подразделение израильской армии.
Офицер оглядел типичного на вид маменькиного сынка, явно не понимавшего, куда он просится, и… записал его на испытательные экзамены в спецназ. Даган их выдержал и был зачислен в «Сайерет маткаль». Правда, спустя несколько месяцев он был переведен в «обычный» воздушный десант, но не из-за непригодности, а потому, что у него возникли трения с командиром.
Оказавшись в воздушно-десантных войсках, Меир почувствовал себя как рыба в воде и вскоре был зачислен на офицерские курсы. Здесь, следуя принятым в те годы в ЦАХАЛе правилам, он сменил свою «галутную» фамилию на ивритскую.
Шестидневную войну 1967 г. лейтенант Даган встретил на севере страны и принял активное участие в боях за Голанские высоты. Тогда же он подорвался на мине и, несмотря на усилия врачей, остался калекой: до конца жизни ходил, опираясь на палку. Однако ранение не стало концом армейской карьеры Дагана. Напротив, он с утроенной силой налег на физические упражнения, изучение восточных боевых искусств и арабского языка.
Когда сегодня говорят о том, что арабы принимали Дагана за своего, это принято объяснять его феноменальной способностью к языкам. Однако, безусловно, Даган не смог бы достигнуть такого эффекта, если бы не был гением камуфляжа, не обладал прирожденным даром актера и знанием арабской ментальности. Видимо, именно эти качества и подвигли тогдашнего командующего Южным армейским округом Ариэля Шарона назначить 25-летнего капитана Дагана командиром нового спецподразделения «Сайерет Римон».
Обстановка в стране в те дни была напряженная. На Синайском полуострове от рук египтян то и дело гибли израильские солдаты. Время от времени с территории Иордании проникали террористы, убивая мирных жителей. Но самой большой головной болью Израиля был сектор Газа с несколькими сотнями тысяч враждебно настроенных жителей. Многие из них во время Шестидневной войны, смирившись для вида с израильской оккупацией, попрятали в своих домах арсеналы оружия. И настал день, когда это оружие начало стрелять: в Газе была создана происламская террористическая организация «Народный фронт освобождения Палестины» (НФОП), за короткое время сумевшая завербовать 800 боевиков. Только в 1970 г. она провела 445 терактов, в результате которых 16 израильтян погибли и 114 получили ранения. Но, не желая обострять и без того сложные отношения с международным сообществом, правительство страны какое-то время проводило «политику сдержанности».
Терпение Израиля лопнуло 2 января 1971 г., когда в районе сектора Газа террористы напали на машину семьи Орвив. Открыв огонь по машине, палестинцы заставили ее остановиться, а затем один из них опустил гранату со снятой чекой на сиденье, где сидели двое маленьких детей. Дети погибли, их мать получила ранения, и правительство дало негласное «добро» на план по борьбе с террором, разработанный генералом Шароном. Одной из ключевых фигур в его осуществлении стал капитан Даган.

Петр ЛЮКИМСОН

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь