Март 30, 2018 – 14 Nisan 5778
Что такое еврейская музыка?

image

Заметки о национальной идентификации в музыкальной культуре  

Зададимся вопросом: что делает музыку национальной? Ответ может быть таков: национальной музыку делает интонация. Корни же национальной интонации, безусловно, следует искать в фольклоре. Речь идет о некоторых типичных для народной песни мелодических оборотах или гармонической последовательности. Используя их в своем творчестве, композитор может создать вполне узнаваемое по интонациям национальное произведение. Для этого ему вовсе не обязательно принадлежать к тому народу, чьим интонационным богатством он пользуется.
Все знают «Венгерские танцы» Брамса. Однако Брамс никакого отношения к Венгрии никогда не имел. Шостакович – создатель вокального цикла «Из еврейской поэзии», музыки удивительно еврейской, – был потомком не очень знатного польского дворянского рода, а вовсе не евреем, как многие думают.
В музыке величайшего композитора Мендельсона-Бартольди даже самый придирчивый слушатель не найдет ни одной еврейской интонации. Вопрос: можно ли Мендельсона считать еврейским композитором, хотя он был немецким евреем и внуком знаменитого еврейского философа? Многие исследователи убеждены, что на этот вопрос следует ответить отрицательно.
В творчестве другого столпа мировой музыкальной культуры – Густава Малера, сына еврейского трактирщика, – действительно можно обнаружить некоторые интонационные элементы еврейского городского фольклора (увеличенную секунду или смешанный мажоро-минор). Но эти детали настолько органично вплетены в контекст европейской традиции, настолько очевидна связь Малера с его немецкими предшественниками – Шуманом и Вагнером, что назвать Малера еврейским композитором может только очень смелый или не очень образованный человек.

Внук кантора
Теперь рассмотрим более близкий нам пример. Ни для кого не секрет, что Исаак Дунаевский был евреем – во всяком случае, так было написано в печально знаменитой пятой графе его паспорта. Но разве музыка, которую он писал, была еврейской? Отнюдь. Недоброжелательные советские критики обвиняли его в низкопоклонстве перед Западом. И следует признать, что небезосновательно: многие произведения Дунаевского были и впрямь написаны в лучших традициях бродвейских мюзиклов, истоки которых находятся в джазе – сложном синтезе африканской и европейской культур. Следует заметить, что в 1920–1930-е гг. этот музыкальный стиль завоевал всю Европу. Если любопытный читатель даст себе труд познакомиться с немецкой или французской эстрадной музыкой того периода, то сам убедится в этом.
Вместе с тем еврейская фольклорная интонация явственно ощутима в музыке к кинофильму «Искатели счастья». Благодаря этой многокрасочной музыке некоторые искусственные ситуации фильма, рассказывающего о жизни еврейских переселенцев в Биробиджане, обрели достоверность и глубину. Сочиняя музыку для «Искателей счастья», Дунаевский, внук известного в свое время кантора, вспоминал родную деревню Лохвицу и оживлял в памяти любимые еврейские мелодии, которые он слышал в родительском доме. Одновременно он стремился учесть и образцы нового, неустоявшегося еврейского фольклора, возникшего после революции.
Дунаевский был непревзойденным творцом советской песенной классики и более десятка оперетт, в том числе такого шедевра, как «Вольный ветер». Он сочинил могучую и раздольную мелодию неофициального гимна Советского Союза – «Песни о Родине», за что его позже обвиняли в верноподданническом служении тоталитарному режиму. Любопытно, что после нападения Германии на СССР в 1941-м британская радиовещательная станция Би-би-си, не желая исполнять официальный гимн Советского Союза – «Интернационал», заменяла его «Песней о Родине» Исаака Дунаевского.
Безусловно, сталинский режим умело использовал талант композитора в своей пропаганде, но почему-то никто не заметил одну общую особенность всех кинофильмов, для которых он сочинял музыку: в них рассказывается о несуществующей, фантастически красивой жизни в некоей сказочной стране, о романтической мечте. И для этой мечты Дунаевский сочинял прекрасную музыку. Здесь нельзя не вспомнить неповторимую увертюру к кинофильму «Дети капитана Гранта» – великий пример симфонической музыки ХХ в. О ней Дмитрий Шостакович писал в своих откликах: «Эта увертюра – симфоническое произведение большого накала и темперамента…» Дунаевский и сам считал эту увертюру одним из лучших своих произведений.

Что значит быть евреем
Таким образом, к феномену национальной музыкальной культуры можно отнести произведение или сумму произведений, написанных профессиональным композитором с использованием некоторых фольклорных составляющих той или иной этнической группы. При этом композитору совершенно не обязательно самому принадлежать к этой группе. Условно говоря, композитор-китаец, напиши он оперу, музыка которой будет пронизана интонациями еврейского местечка, должен быть по праву признан еврейским композитором, а его произведение – явлением еврейской музыкальной культуры. И наоборот, композитор – этнический еврей, написавший что-то вроде «Ивана Сусанина» или «Бориса Годунова», ни в коем случае еврейским композитором считаться не может. И как следствие, это гипотетическое произведение будет являться феноменом русской музыкальной культуры, а не еврейской.
Матвей Исаакович Блантер написал главную русскую народную песню XX века – «Катюшу». Он не стал еврейским композитором, а у русских появился автор, сочинивший также «В лесу прифронтовом», «Летят перелетные птицы», «Враги сожгли родную хату» и множество других песен, которые пела вся страна.
И тут пора задуматься над вопросом: а что есть еврей? Что здесь главное? Религия, образ жизни, самоидентификация, историческая память, знание еврейских языков (иврита, идиша, ладино)? Может ли считаться евреем человек, не соблюдающий Шаббат и кашрут? Остается ли еврей, заключивший брак с нееврейкой, частью своего народа? Кто мы, русскоязычные евреи, в большей степени – русские или евреи? У каждого свой ответ на эти вопросы.
Но вот как отвечал на них недавно умерший композитор Владимир Шаинский. «То, что я живу в русской культуре, ни в коем случае не превращает меня в русского, точно так же, как не превращает русского мужчину наличие жены-эстонки в эстонца, или русскую женщину не превращает наличие мужа-француза – во француженку. Все мои песни – еврейские. Это кадиши, переделанные под якобы русские песни». Он садился за рояль и начинал играть сначала свои песни, а потом соответствующие им еврейские молитвы, подробно объясняя, как он их подгонял под русский колорит. Впоследствии Шаинский не раз признавал, что все его мелодии навеяны клезмером, наследуют клезмерские традиции.

В рамках национальных культур
В СССР в условиях относительного благоприятствования развитию еврейской культуры в период до 1938 г. высокие певческие стандарты прочно закрепились на еврейской сцене. В Киеве в 1930-е гг. работал академический хор ЕВОКАНС (Еврейский вокальный ансамбль). После его ликвидации в 1938 г. в обстановке начавшегося наступления на еврейскую культуру власти, тем не менее, пошли на создание в Киеве же Еврейского ансамбля музыки и танца во главе с композитором С. Файнтухом. В те годы также действовали: Ленинградский еврейский хоровой ансамбль, Винницкая еврейская капелла, Одесский ансамбль музыки и танца. В еврейских национальных районах, как и в местах традиционного расселения евреев, работали тысячи хоровых коллективов. Они были практически в каждом еврейском учебном заведении или на предприятии, где имела место реальная концентрация еврейских рабочих и служащих.
В годы Второй мировой войны и после нее в районах эвакуации и реэвакуации еврейского населения вплоть до осени 1948 г., когда власти разгромили еврейские культурные учреждения на территории СССР, не прекращалась концертная деятельность советских еврейских певцов, к которым присоединились и исполнители, бежавшие из оккупированных нацистами стран.
В Черновцах, Биробиджане, Вильнюсе, Каунасе в рамках еврейской самодеятельности продолжалась и вокально-хоровая деятельность, в том числе и в еврейских школах, функционировавших там до 1948 г. В труднейших послевоенных условиях, когда власти препятствовали восстановлению еврейских культурных учреждений, уничтоженных войной, еврейская культурная элита старалась обеспечить высокий уровень того, что звучало со сцены.

Александр НОСКОВ

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь