12 апреля мир отмечает День авиации и космонавтики  

В 2016 г. исполняется 70 лет с момента организации НИИ-4 – первого в СССР научно-исследовательского института, начавшего систематическую работу по созданию ракетной науки и промышленности. Разрозненные работы в данной области велись задолго до этого, но НИИ-4 стал первой организацией, положившей начало государственной ракетной программе. Стимулом для этого послужили достижения немецких ракетчиков во главе с Вернером фон Брауном, которые стали известны весной 1945 г., сразу после Победы, а также аналогичные работы в США.
Когда 4 октября 1957 г. запустили первый искусственный спутник Земли, я был студентом пятого курса Ленинградского технологического института. После его окончания мне повезло работать в НИИ, занимавшемся ракетостроением и спутниками. Моей задачей было конструирование уплотнений для корпусов ракет, насосов и трубопроводов, по которым прокачивались керосин, этиловый спирт и прочие токсичные и коррозионно-активные жидкости. Промышленность получала от нас множество новых материалов с ранее неизвестными и чрезвычайно полезными свойствами. В начале 1960-х к нам все чаще стали обращаться производители электронных устройств ракет и спутников.
Следует отметить, что космические наука и технологии опирались на достижения всей науки и промышленности СССР. Создавались новые направления в металлургии, химии, механике и электронике. Строились новые заводы, шахты и транспортные системы. Космическая программа потребовала создания новых материалов и методов, новых отраслей промышленности. Практически с нуля создавались НИИ и заводы, специально для космоса открывались новые вузы и исследовательские институты. Все это требовало колоссальных затрат. Только мобилизация ресурсов большой страны могла привести к успехам в этой области. Единственное, что было в СССР хорошо развито, это мощная военная промышленность. Она и стала основой космической программы.
Другим базисом стала трофейная техника. В подвалах нашего НИИ лежали ракеты «Фау-1» и «Фау-2» и множество их частей. Они-то и послужили основой советской ракетной программы. До 1945 г. ни мы, ни американцы, ни англичане не умели создавать жидкостные ракетные двигатели тягой более 1,5 т. А немцы к этому времени успешно разработали двигатели тягой до 27 т и даже производили их в промышленных масштабах.
Английская разведка знала о работах фон Брауна, но многие его лаборатории находились в Польше, вне досягаемости войск западных союзников. Это имело решающее значение: если бы не письмо Черчилля, Красная армия победоносно прошла бы по польским болотам и лесам, не вникая в то, чем тут, в глуши, секретно занимались немцы. А с помощью англичан были быстро обнаружены и впервые попали в советские руки детали ракет «Фау-2».
Однако и чисто военные разработки, связанные с космосом, были для нас очень полезны. Основной и сложнейшей задачей в этой области является обеспечение управления полетом ракет. Межконтинентальная баллистическая ракета уже в начале 1950-х гг. преодолевала расстояние в несколько тысяч километров в нижних слоях стратосферы. И на всем этом пути она должна была оставаться управляемой и наблюдаемой. Без примитивного по современным понятиям компьютера автоматика ракеты работать не могла.

Марк ЗАЛЬЦБЕРГ

Евреи и советский космос

Многие не знают, что 12 апреля 1961 г., после знаменитого «Поехали!», Гагарин произнес: «Косберг сработал!» Для несведущих этот возглас, услышь они его, был бы загадкой. Но для космодрома Байконур он означал, что сработала последняя ступень ракеты, которая и вывела корабль на космическую орбиту. Создателем этой ступени был Семен Ариевич Косберг. Подумаешь, скажут прилепины, один Косберг! И без него советская космическая программа была бы лучшей в мире. Увы. Не была бы. Но дело не в нем одном. Вот список, опубликованный на сайте newrezume.org:
Айзенберг Яков Ейнович – генконструктор и гендиректор ОАО «Хартрон», член 11 академий, лауреат Ленинской и Государственной премий. Разработал электронные системы управления космической и ракетной техникой;
Аким Эфраим Лазаревич – руководитель Баллистического центра и замдиректора Института прикладной математики РАН, создал системы автоматического управления космическими аппаратами и орбитальными станциями;
Берлин Лев Абрамович – конструктор, зам. главного конструктора ОКБ-586, лауреат Ленинской премии. Погиб 24.10.60 на космодроме Байконур при взрыве межконтинентальной ракеты во время испытания;
Генин Абрам Моисеевич – профессор Центра подготовки космонавтов, разработал и провел эксперименты по полетам в космос животных, в том числе и собаки Лайки;
Грингауз Константин Иосифович – руководитель Лаборатории распространения радиоволн НИИ-885. Разработал радиопередатчик для первого искусственного спутника Земли;
Каган Борис Моисеевич – профессор, зав. кафедрой МИИТ. Участвовал в разработке систем обеспечении точности полетов первого искусственного спутника Земли и первого человека в космос;
Лавочкин Семен Айзикович – авиаконструктор, генконструктор и руководитель авиационного КБ, член-корр. АН СССР, генерал-майор, дважды Герой Соцтруда, лауреат четырех Сталинских премий. Руководил разработкой стратегических крылатых ракет, ставших основой космических ракет;
Корсунский Моисей Израилевич – физик-атомщик, доктор физико-математических наук. На его похоронах в 1976 г., по рассказу очевидца, было выставлено фото с пятью орденами Ленина и звездой Героя Социалистического Труда. В перечне же официальных наград автора засекреченных работ – лишь медаль «За трудовую доблесть» и грамота Верховного Совета Казахской ССР.
Будкер Герш Ицкович. В 1977 г. появилась маленький некролог в газете «Известия»: известный физик, директор Института ядерной физики Сибирского отделения АН СССР... И все! За что же ему дали ордена Ленина, Ленинские и Сталинские премии? В биографии перечислены импульсные безжелезные бетатроны и синхротроны, электронное охлаждение протон-антипротонных пучков, но вряд ли Прилепин и иже с ним могут что-то в этом понять. Да и зачем? Хоть Будкер и ушел на фронт в 1941-м, имея бронь, для них он все равно обычная жидовская морда, отсидевшаяся в Ташкенте, пока Сталин воевал с фашистами;
Бергельсон Лев Давидович – академик. Органическая химия полимеров. Ерунда…
Векслер Владимир Иосифович – академик. Ленинская и Государственная премии за синхротрон и синхрофазотрон. Подумаешь…
Вольпин Марк Ефимович – академик. Ленинская и Государственная премии…
Список огромен, и в нем только самые выдающиеся. Большинство из них уже давно не с нами.
Список огромен, и в нем только самые выдающиеся. Большинство из них уже давно не с нами.

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь