Март 2, 2018 – 15 Adar 5778
Что день грядущий готовит?

image

У рекордов израильской экономики есть и проблемная сторона  

Если верить статистике, темп экономического роста Израиля – один из самых высоких среди развитых стран. Однако части населения страны придется заплатить за это очень высокую цену. Такую мысль высказал в своей колонке в газете «Маарив асаким» известный израильский экономист профессор Шломо Маоз. Некоторые его размышления показались нам пусть и небесспорными, но интересными, и мы решили познакомить с ними читателей.

Нет никакого сомнения в том, что Израиль уже давно является одним из мировых лидеров в области хайтека и «дышит в затылок» самым развитым странам по целому ряду экономических показателей. Все усилия Центрального банка страны удержать падение курса доллара оказались тщетными отнюдь не потому, что кто-то искусственно опускает этот курс. Пришло время сообщить, что реальная стоимость шекеля по отношению к мировой корзине валют за последнее десятилетие повысилась на 21%, причем 9% из них пришлись на ушедший 2017-й год. Это поистине беспрецедентное достижение в истории Израиля, но заметим, что у него, как у любой медали, есть две стороны.
Как, впрочем, две стороны есть и у достижений израильского хайтека, где в целом ряде областей Израиль захватил ведущие мировые позиции. В последний год дело дошло до автомобилестроения: сегодня не осталось ни одной крупной автомобильной компании, которая не открыла бы в Израиле свой филиал для разработки различных новшеств. Успех влечет за собой успех – зарубежные инвестиции в израильский хайтек растут год от года. Но нельзя забывать и о том, какую цену страна заплатила за эти успехи.
Развитие израильского хайтека сопровождалось постепенным отказом от традиционных видов промышленности и вместе с ними – целого ряда профессий, которые в остальном мире продолжают существовать. Началось все с текстильной промышленности. За ней последовали обувная, пищевая, металлообрабатывающая – и никого это особенно не взволновало.
Нынче то же самое происходит с фармацевтической промышленностью. Попытки поднять шум вокруг сворачивания производственной деятельности фармацевтической компании «Тева» в Израиле ожидаемого общественного отклика не вызвали. Все израильтяне, кроме самих работников «Тевы», это восприняли спокойно: ну подумаешь, мы перестанем производить лекарства на своей территории. Но мы же не перестанем их создавать, зарабатывая на этом миллиарды. Так что проживем и без «Тевы». Конечно, проживем. Вопрос только в том, кто и как.
Сейчас на наших глазах умирает сельское хозяйство, перерабатывающая промышленность и внутренний туризм. В самом деле, в условиях, когда шекель настолько усилился, а цены на авиабилеты упали, представителям высших экономических слоев общества стало куда выгоднее полететь на пару недель за границу, где они при своих деньгах чувствуют себя королями, чем провести несколько дней в циммере в Галилее. Те, кто раньше мог позволить себе поехать за рубеж раз в три года, сегодня летают туда отдыхать чуть ли не по три раза в год.
Вы скажете, что это замечательно. Да, безусловно. Но только для тех, кто работает в хайтеке и связанных с ним отраслях, где зарплаты у части работников продолжают расти, подчас достигая астрономических величин, и сохраняется острая потребность в кадрах (отметим, что профессор Маоз явно забывает о том, что и в хайтеке немало работников получают среднюю зарплату по стране или даже заметно ниже ее. – Ред.). Но давайте задумаемся, что делать тем, кто по разным причинам не может работать в хайтеке; кому не дано освоить на должном уровне иностранные языки (в первую очередь, английский), овладеть компьютером и т. д. А таких людей, поверьте, очень и очень много.

Подготовил Петр ЛЮКИМСОН

Трудные дни легкой промышленности

Недавно в Израиле вступило в силу распоряжение министра финансов Моше Кахлона об отмене таможенных пошлин на ряд товаров, включая одежду и ткани. Многие израильтяне живут предвкушением резкого падения цен в ведущих сетях модной одежды. Однако, как с горечью заметил в беседе с журналисткой газеты «Маарив» Иланой Штотленд генеральный директор сети магазинов одежды «Директ» Джеки Габай, если одежда и подешевеет, то незначительно. Зато прямым результатом указа Кахлона станет окончательное разрушение легкой промышленности страны.
Для начала заметим, что сеть «Директ» – пожалуй, последняя израильская компания, которая занимается не импортом, а разработкой, производством и продажей своих моделей одежды. «Директ» была основана в 1987 г. и в значительной степени поднялась и расцвела благодаря мастерству и профессионализму портних, приехавших с Большой алией 1990-х. Сегодня она включает в себя 60 магазинов по всей стране и, помимо 150 продавцов, задействует еще 30 дизайнеров и закройщиков, а также сотни портних-надомниц, обеспечивая работой свыше 1000 человек.
– Разумеется, мы физически не можем конкурировать по цене с китайскими, вьетнамскими и кампучийскими компаниями, – сказал Джеки Габай. – То, что ткани станут нам обходится чуть дешевле, на самом деле ничего не меняет: главное ведь в нашем деле не сырье, а зарплаты. Зарплаты в Израиле – а мы платим нашим работникам все, что им положено по закону, включая социальные выплаты, – как минимум вчетверо превышают зарплату китайского рабочего. Добавьте к этому еще расходы на электричество, налоги и все прочее, и вы поймете, что все эти годы мы буквально балансируем на краю пропасти. И в то же время я горжусь тем, что многие наши работницы трудятся в компании уже по 30 лет; что мы задействуем для работы людей, представляющих все слои израильского общества; что я могу дать работу выпускникам наших художественных вузов. И, черт возьми, я горжусь тем, что мы делаем одежду с надписью «Made in Israel» на бирке, которая не уступает по дизайну и качеству ведущим мировым компаниям подобного класса!
Джеки Габай не скрывает опасений по поводу того, что из-за решения Кахлона «Директ» будет вынуждена свернуть свою деятельность и уволить работников. При этом никакого сколько-нибудь существенного снижения цен на одежду, по его мнению, не будет.
– Кахлон пошел на поводу у лобби импортеров, забыв об отечественных производителях, – убежденно говорит Габай. – На самом деле, чтобы добиться существенного снижения цен на одежду, нужно было снижать не налог, а требовать понижения нормы прибыли. Налог на импорт одежды и так был небольшим – порядка 6%. Сегодня, если какая-то вещь обходится импортеру в 99 шекелей, он продает ее за 299. После отмены налога эта вещь будет обходиться импортеру в 93 шекеля. Но цену в магазине он либо не снизит вовсе, либо снизит на 1–2 шекеля. Остальные деньги, выигранные от снижения налога, он пустит в рекламу, призванную убедить покупателей, что сейчас у него все продается по особым ценам. Мы себе такой рекламной кампании позволить просто не можем, и потому наши продажи, вероятнее всего, упадут.
Самое интересное, что вопреки распространенному мнению, израильская легкая промышленность продолжала существовать, производя ежегодно товаров на общую сумму в 7,15 млрд шекелей (не считая обувной промышленности) и задействуя 11,5 тыс. работников. Помимо готовой одежды, значительная часть которой изготавливается «Директом», в Израиле производятся полотенца, постельное белье, детская одежда, различная одежда для нужд ЦАХАЛа. Любопытно, что часть этой продукции на общую сумму свыше 800 млн шекелей в год отправлялась на экспорт.
Сейчас все компании отрасли не скрывают опасений за свою судьбу.
– Это может быть потрясение, – говорит глава Объединения предприятий легкой промышленности Рамзи Габай. – Представьте себе, что в течение года-двух работу потеряют 11,5 тыс. человек. Более 11 тыс. семей останутся без источника заработка. Причем речь, напомню, идет не о работниках «Тевы», большинство которых с легкостью найдут другую работу. Тем, кто работает в текстильной и швейной промышленности, найти новую работу будет куда тяжелее, и защищать их интересы некому – за ними нет профсоюза, который стоит за работниками «Тевы».
Недавно стало также известно, что ЦАХАЛ намерен заказывать армейскую форму в Китае. Это означает, что под угрозой закрытия оказалась швейная фабрика в друзской деревне Бейт-Джан, которая занимается сегодня пошивом этой формы и на которой заняты 270 жителей деревни.
– Я понимаю, что закупать одежду для армии в Китае значительно дешевле, – говорит один из совладельцев фабрики Маджад Каблан. – Но с другой стороны, мы задействуем 270 работников, которые платят государству налоги, и это поверьте, тоже не так уж мало. Речь идет о 270 жителях моей деревни, дети которых служат в армии и которые искренне гордятся тем, что солдаты Израиля носят одежду, пошитую их руками. Лишить этих людей источника заработка, выставить на улицу после того, как мы столько лет старались этого избежать… Я не думаю, что это правильный шаг, даже если в денежном отношении ЦАХАЛ выиграет. Попробую убедить в этом депутатов кнессета и всех, от кого зависит принятие решений.
В Минфине в ответ на эти опасения обещают подумать, как защитить отечественного производителя, и напоминают, что снижение налогов на импорт является пилотным проектом, действующим лишь до конца 2018 г. Дескать, если он не даст ожидаемых результатов и поставит под угрозу местную легкую промышленность, то все можно будет вернуть в прежнее положение. Но, честно говоря, в последнее время в это верится с трудом.

Полностью эту статью вы можете прочесть в печатном или электронном выпуске газеты «Еврейская панорама».

Подписаться на газету в печатном виде вы можете здесь, в электронном виде здесь, купить актуальный номер газеты с доставкой по почте здесь, заказать ознакомительный экземпляр здесь